Бесплатная горячая линия

8 800 700-88-16
Главная - Другое - Дела частного и публичного обвинения

Дела частного и публичного обвинения

Дела частного и публичного обвинения

Судебная практика по статье 146 УПК РФ

По праву считается обоснованным суждение о том, что несоблюдение процедуры возбуждения уголовного дела может стать основанием для аннулирования всей процедуры следствия. Даже если прокурор не вынес постановления о том, что отсутствует состав, выводы обвинителя носят незаконный характер. Это может сделать суд своим властным решением, и вместо обвинительного приговора преступник будет освобождён в зале суда. Консультанты и адвокаты по уголовным делам следят за соблюдением процессуальной процедуры, поскольку несоответствие является прекрасной перспективой оправдать подзащитного.

Так, можно привести пример приговора Воркутинского городского суда № 1-378/2017 от 27 октября 2017 г., вынесенного в отношении рецидивиста Кабакова по инкриминируемому составу (статья 228.1 УК РФ «Сбыт наркотических средств»). В отношении обвиняемого было возбуждено уголовное дело на основании его явки с повинной. Это явилось поводом для вынесения Постановления.

В мотивировочной части решения суда было установлено, что перед тем, как составить основополагающий для расследования документ, был вынесен рапорт нижестоящим сотрудникам СО ОМВД России о проверке сведений по поводу совершённого противоправного деяния (хранение наркотических средств) в отношении неустановленного лица. Правозащитник попытался поставить под сомнение законность вынесения Постановления о возбуждении дела по той причине, что следователь неверно указал дату и место совершения преступления. Кабаков получил наркотические средства не в то время и не в том месте, как было описано в явке.

Тем не менее суд, давая соответствующую характеристику процедуре вынесения решения, определил, что Уголовно-процессуальный кодекс в пункте 2 статьи 146 не содержит требований о выяснении всех обстоятельств дела на первоначальном этапе следственных мероприятий. Именно на этом основании суд оценил доводы адвоката как необоснованные, а ходатайство оставил без рассмотрения.

Иногда представители обвиняемых идут на хитрость: подают в апелляционную инстанцию жалобу на действия следователя, который «нарушает права подзащитного». В Саратове заявитель оспаривал законность действий дознавателя Колычева. 11.04.2018 было вынесено решение № 22 – 1229, в соответствии с которым осуществлена проверка соблюдения статьи 125 УПК РФ, а именно:

  1. установлены ли поводы и основания;
  2. имеются ли решения вышестоящих надзирающих органов об отказе в возбуждении уголовного дела.
  3. имелись ли права на вынесение соответствующего решения у должностного лица, чья подпись поставлена в Постановлении;
  4. не нарушался ли порядок составления Постановления;

Изучив эти обстоятельства, апелляционный суд пришёл к выводу, что Кировский районный суд города Саратов правильно интерпретировал действия дознавателя как законные и не нарушающие права нарушителя.

В марте 2018 года в Ставропольском крае рассматривалось дело с жалобой адвоката на действия следователя, которое не отличалось от вышеописанного. Суд в мотивировочной части Решения указал схожие доводы для оставления без внимания недовольства правозащитника. Решение 22К-1169/2018 от 01.03.2018 содержит разъяснение действий следователя, в соответствии с которыми не наносился вред конституционным гарантиям, а также правам и обязанностям лица, в отношении которого было возбуждено уголовное дело.

Постановление не затрудняло доступ к правосудию, о чём заявил адвокат. Чаще остальных для отмены решений суда используются поводы:

  1. подмена судами деятельности прокуроров (надзор за правильностью и законностью выносимого постановления);
  2. оценка не обстоятельств дела, а материалов, служащих основанием для инициации уголовного процесса дознания.

Однако в решении суда всё же должна быть оценка о соответствии требований статьи 146 УПК РФ, так как констатируется факт соблюдения процедуры. Таким образом, обвинить подозреваемого в преступлении может не только лицо, возбудившее дело, но и иной орган, который территориально или предметно не подпадает под определение обвинителя.

Несоблюдение процедуры может привести к отмене приговора или аннулировать процесс дознания.

(Пока оценок нет) Загрузка.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: Основы осуществления деятельности органов внутренних дел, их должностных лиц регулируется федеральным законом «О полиции» Закон об исполнительном производстве является связующим элементом между гражданским, семейным, налоговым, бюджетным и арбитражно-процессуальным Каждый человек, независимо от страны проживания, обязан иметь определенные документы, которые будут вмещать в Смягчение наказания за преступление, в связи с наступлением дней памяти того или иного события, Поиск: Москва и область: Санкт-Петербург и область: © 2020 Все об уголовном праве, описание статей уголовного кодекса

Комментарий к Статье 20 Уголовно-процессуального кодекса

1. Уголовное преследование является одной из функций уголовного судопроизводства, которая имеет свою собственную правовую природу и отделена при реализации своих полномочий от функции защиты и разрешения уголовного дела. Из анализа видно, что понятие «уголовное преследование» рассматривается в уголовном судопроизводстве более широко, чем понятие «обвинение».

Кроме того, уголовное преследование можно определить как уголовно-процессуальную деятельность соответствующих государственных органов и должностных лиц по привлечению к уголовной ответственности лиц (лица), совершивших преступления, включающую и возбуждение процесса расследования, и само расследование обстоятельств преступления, розыск и поимку лица, совершившего преступление, утверждение лица о виновности в совершенном преступлении, путем выдвижения тезиса о его виновности перед судебными органами, а также доказывание его виновности в судебном заседании и т.д. . При этом уголовное преследование направлено и на прекращение деятельности по привлечению к уголовной ответственности лица (лиц) посредством прекращения уголовного дела и (или) уголовного преследования в случаях, предусмотренных ст.

ст. 24 — 28.1 УПК РФ. Согласно Постановлению Конституционного Суда РФ от 17 октября 2011 г. N 22-П уголовное преследование

«является одной из форм реализации государством своей обязанности по признанию, соблюдению и защите прав и свобод человека и гражданина, обеспечению защиты других конституционно значимых ценностей (статья 2; статья 52; статья 55, часть 3 Конституции Российской Федерации) в тех случаях, когда эти ценности становятся объектом преступного посягательства»

. ——————————— Более подробно об этом см.: Качалов В.И.

И снова — к вопросу о государственном обвинении в уголовном судопроизводстве. Перспективы развития уголовно-процессуального права и криминалистики.

М.: РАП, 2013. Ч. 2. С. 77 — 82. См.: Постановление Конституционного Суда РФ от 17 октября 2011 г. N 22-П «По делу о проверке конституционности частей первой и второй статьи 133 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобами граждан В.А. Тихомировой, И.И. Тихомировой и И.Н.
Тихомировой, И.И. Тихомировой и И.Н.

Сардыко» // . 2. На уголовное преследование при производстве по уголовным делам существенным образом влияют диспозитивность и (или) публичность. В зависимости от степени действия диспозитивности и публичности на уголовное преследование различают три самостоятельных вида уголовного преследования: публичное, частно-публичное и частное. При этом уголовное преследование в пределах своих компетенций осуществляют прокурор, руководитель следственного органа, следователь, орган дознания в лице начальника органа дознания, начальника подразделения органа дознания, дознавателя, частный обвинитель и его представитель либо законный представитель, потерпевший и его представитель либо законный представитель, гражданский истец и его представитель либо законный представитель.

Кроме того, гражданский истец и его представитель либо законный представитель вправе осуществлять уголовно-процессуальную деятельность по осуществлению уголовного преследования в части гражданского иска по уголовному делу.

3. Действие диспозитивности в уголовном преследовании представляет собой право лица, потерпевшего от преступления, распорядиться самостоятельно своим правом на уголовное преследование. По своей сущности диспозитивность в уголовном судопроизводстве не меняет ни характера публично-правовых отношений, порождаемых фактом совершения преступления, ни природы принимаемых в связи с этим судебных решений как государственных правовых актов, выносимых именем Российской Федерации и имеющих общеобязательный характер, ни существа применяемых на основании этих решений мер государственного принуждения .
По своей сущности диспозитивность в уголовном судопроизводстве не меняет ни характера публично-правовых отношений, порождаемых фактом совершения преступления, ни природы принимаемых в связи с этим судебных решений как государственных правовых актов, выносимых именем Российской Федерации и имеющих общеобязательный характер, ни существа применяемых на основании этих решений мер государственного принуждения .

Права и законные интересы лица, потерпевшего от преступления, в полной мере защищаются от преступлений, и тем самым достигается цель уголовного судопроизводства.

Кроме того, не будет отменена и обязанность государства — в лице прокурора, руководителя следственного органа, следователя и дознавателя — обеспечивать уголовное преследование по уголовным делам частного обвинения в случае, когда неизвестно лицо, совершившее преступление, предусмотренное ч.

1 ст. 115, ч. 1 ст. 116, ч. 1 ст.

128.1 УК РФ. В отличие от органов дознания, предварительного следствия и государственного обвинения на частного обвинителя не возлагается юридическая обязанность по установлению события преступления и изобличению лица или лиц, виновных в совершении преступления.

——————————— Данная позиция было определена в Постановлении Конституционного Суда РФ от 17 октября 2011 г.

N 22-П «По делу о проверке конституционности частей первой и второй статьи 133 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобами граждан В.А. Тихомировой, И.И. Тихомировой и И.Н.

Сардыко» // . 4. По делам частного обвинения уголовное преследование осуществляется от имени государства только в случаях, когда неизвестно лицо, совершившее преступления, предусмотренные ч. 1 ст. 115, ч. 1 ст. 116, ч. 1 ст.

128.1 УК РФ. Кроме того, уголовное преследование осуществляется и в случаях, когда руководитель следственного органа, следователь, а также с согласия прокурора дознаватель возбуждают уголовное дело о преступлениях, предусмотренных ч.

1 ст. 115, ч. 1 ст. 116, ч. 1 ст. 128.1 УК РФ, при отсутствии заявления потерпевшего или его законного представителя, если данное преступление совершено в отношении лица, которое в силу зависимого или беспомощного состояния либо по иным причинам не может защищать свои права и законные интересы. 5. В случаях, когда в ходе судебного разбирательства по уголовному делу суд приходит к выводу о необходимости изменения ранее предъявленного обвинения подсудимому за преступления, дела по которым возбуждаются не иначе как по заявлению потерпевшего (ст.

ст. 115, 116 и ч. 1 ст. 128.1 УК РФ), суд должен выяснить позицию потерпевшего либо его законного представителя в части их волеизъявления по вопросам привлечения подсудимого к уголовной ответственности. В п. 11 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29 апреля 1996 г.

N 1 сказано: «При отсутствии в деле жалобы суд выясняет в судебном заседании у потерпевшего, желает ли он привлечь подсудимого к уголовной ответственности.

В случае заявления потерпевшего, что он этого не желает, а также в случае, когда жалоба в деле имеется, но потерпевший заявляет о примирении с подсудимым, суд своим определением (постановлением) прекращает дело производством на основании , за исключением случаев, предусмотренных ч. 4 ст. 20 УПК РФ. При этом вступление в уголовное дело прокурора не является препятствием для прекращения дела за примирением потерпевшего с подсудимым ()» . ——————————— См.: Постановление Пленума ВС РФ от 29 апреля 1996 г.

N 1 «О судебном приговоре» // . 6. Правило, при котором по уголовным делам частного обвинения уголовно-процессуальная деятельность прекращается в связи с примирением сторон до удаления суда в совещательную комнату, исходит из того, что данные категории преступлений не представляют значительной общественной опасности и их раскрытие обычно не вызывает трудностей, а потерпевший сам может осуществлять уголовное преследование.

Потерпевший обращается за защитой своих прав и законных интересов непосредственно в суд и доказывает как факт совершения преступления, так и виновность в нем конкретного лица, минуя обязательные в ситуациях по делам частно-публичного и публичного обвинения процессуальные стадии досудебного производства. При этом выдвижение обвинения и поддержание его в суде являются не обязанностью, а правом потерпевшего, которое вытекает из ст. 22 и ч. 3 ст. 246 УПК РФ. (Более подробно см.

комментарий к ст. 22 и ч. 3 ст.

246 настоящего Кодекса.) Уголовное преследование по делам частно-публичного обвинения, диспозитивность действует только на начальной стадии уголовного преследования. Поэтому по уголовным делам частно-публичного обвинения уголовное преследование может быть начато только при наличии заявления потерпевшего (потерпевшей) или законного представителя потерпевшего (потерпевшей). При этом заявление законного представителя потерпевшего (потерпевшей) имеет юридическую силу о начале уголовного преследования только в случае, когда сам потерпевший (потерпевшая) в силу возраста, психического состояния или иных обстоятельств (находится в больнице, отсутствует физическая возможность написать заявление и т.д.) не в состоянии соответствующее заявление составить либо направить для начала уголовного преследования.

Данное положение касается и преступлений, предусмотренных ст. ст. 159 — 159.6, 160, 165 УК РФ.

Положения диспозитивности прекращают действовать по делам частно-публичного обвинения в случаях, когда потерпевший или его законный представитель находятся в беспомощном состоянии (находятся в больнице, отсутствует физическая возможность написать заявление и т.д.) либо находятся в зависимости от лица, который совершил преступление против них (в финансовой зависимости, является работодателем для потерпевшего или его законного представителя и т.д.).

В этих случаях по уголовным делам частно-публичного обвинения, а также по делам частного обвинения уголовное дело возбуждается в пределах своей компетенции, установленной положениями ст. 151 УПК РФ, руководителем следственного органа, следователем, а также дознавателем, но с согласия прокурора.

Категории

Статья 20. Виды уголовного преследования

.

В зависимости от характера и тяжести совершённого преступления уголовное преследование, включая обвинение в суде, осуществляется в публичном, частно-публичном и частном порядке. . Уголовные дела о преступлениях, предусмотренных статьями 115 частью первой, 116.1 и 128.1 частью первой Уголовного кодекса Российской Федерации, считаются уголовными делами частного обвинения, возбуждаются не иначе как по заявлению потерпевшего, его законного представителя, за исключением случаев, предусмотренных частью четвертой настоящей статьи, и подлежат прекращению в связи с примирением потерпевшего с обвиняемым.

. Уголовные дела о преступлениях, предусмотренных статьями 115 частью первой, 116.1 и 128.1 частью первой Уголовного кодекса Российской Федерации, считаются уголовными делами частного обвинения, возбуждаются не иначе как по заявлению потерпевшего, его законного представителя, за исключением случаев, предусмотренных частью четвертой настоящей статьи, и подлежат прекращению в связи с примирением потерпевшего с обвиняемым.

Примирение допускается до удаления суда в совещательную комнату для постановления приговора, а в суде апелляционной инстанции — до удаления суда апелляционной инстанции в совещательную комнату для вынесения решения по делу.

. Уголовные дела частно-публичного обвинения возбуждаются не иначе как по заявлению потерпевшего или его законного представителя, но прекращению в связи с примирением потерпевшего с обвиняемым не подлежат. К уголовным делам частно-публичного обвинения относятся уголовные дела о преступлениях, предусмотренных статьями 116, 131 частью первой, 132 частью первой, 137 частью первой, 138 частью первой, 139 частью первой, 144.1, 145, 146 частью первой, 147 частью первой, 159 частями пятой — седьмой Уголовного кодекса Российской Федерации, а также уголовные дела о преступлениях, предусмотренных статьями 159 частями первой — четвертой, 159.1 — 159.3, 159.5, 159.6, 160, 165, 176 частью первой, 177, 180, 185.1, 201 частью первой Уголовного кодекса Российской Федерации, если они совершены индивидуальным предпринимателем в связи с осуществлением им предпринимательской деятельности и (или) управлением принадлежащим ему имуществом, используемым в целях предпринимательской деятельности, либо если эти преступления совершены членом органа управления коммерческой организации в связи с осуществлением им полномочий по управлению организацией либо в связи с осуществлением коммерческой организацией предпринимательской или иной экономической деятельности. К уголовным делам частно-публичного обвинения не могут быть отнесены уголовные дела о преступлениях, предусмотренных статьями 159 — 159.3, 159.5, 159.6, 160, 165, 176 частью первой, 177, 180, 185.1, 201 частью первой Уголовного кодекса Российской Федерации, в случаях, если преступлением причинен вред интересам государственного или муниципального унитарного предприятия, государственной корпорации, государственной компании, коммерческой организации с участием в уставном (складочном) капитале (паевом фонде) государства или муниципального образования либо если предметом преступления явилось государственное или муниципальное имущество.

. Руководитель следственного органа, следователь, а также с согласия прокурора дознаватель возбуждают уголовное дело о любом преступлении, указанном в частях второй и третьей настоящей статьи, и при отсутствии заявления потерпевшего или его законного представителя, если данное преступление совершено в отношении лица, которое в силу зависимого или беспомощного состояния либо по иным причинам не может защищать свои права и законные интересы. К иным причинам относится также случай совершения преступления лицом, данные о котором не известны. . Уголовные дела, за исключением уголовных дел, указанных в частях второй и третьей настоящей статьи, считаются уголовными делами публичного обвинения.

Виды уголовного преследования

27 июня 2020Когда читаешь новости об очередном смягчении уголовного законодательства часто сталкиваешься с термином «дела частно-публичного обвинения».

К примеру под соусом либерализации эту категорию дополнили новыми составами. Помимо данной категории существуют дела частного и публичного обвинения. Это и есть виды уголовного преследования.

Я хочу подробно рассказать о них, их сходствах и различиях (с примерами разумеется).1. Публичное. Уголовное преследование (т.е. производство по уголовному делу, привлечение виновного к ответственности) в публичном порядке осуществляется правоохранительным органами.

Основанием для возбуждения уголовного дела может быть как заявление потерпевшего так и иная информация о готовящемся или совершённом преступлении.Например при обнаружении трупа с огнестрелом органы возбуждают дело безо всяких заявлений. Обвинение в суде в данном случае поддерживает прокурор.

Дела, в зависимости от обстоятельств, могут быть прекращены по различным основаниям. В том числе в связи с примирением сторон. В данном порядке расследуется большинство преступлений.2.

Частно-публичное обвинение. Оно применимо только к определённым составам преступлений (). К примеру по преступлениям связанным с нарушением конституционных прав или совершённым предпринимателями.

В отличие от публичного порядка единственным основанием для возбуждения указанных дел является заявление потерпевшего. Каким бы очевидным преступление не было — без заявления возбудить такое дело правоохранительные органы не смогут.

Второй особенностью данной категории дел является невозможность прекращения дела за примирением сторон. То есть если потерпевший подал заявление — назад дороги нет. Лицо в любом случае будет привлечено к ответственности.3.

Частное. К данной категории дел относится три состава: — легкий вред здоровью (ч.1 ст.115 УК);- побои лицом, уже привлеченным по аналогичной административке (ст.116.1 УК);- клевета (ч.1 ст.128.1 УК).Здесь порядок привлечения к ответственности существенно отличается от двух предыдущих категорий: Во-первых заявление подаётся сразу в суд (мировой).

Он же и возбуждает уголовное дело. Во-вторых сбор доказательств, поддержка обвинения в суде полностью ложится на потерпевшего. Он может почувствовать себя и следователем и прокурором.

То есть органы предварительного расследования в этом процессе никак не участвуют. В-третьих по делам данной категории возможно применение сторон на любой стадии процесса.Однако нередки ситуации когда жулик потерпевшему неизвестен. Предположим гражданина ударил на улице случайный прохожий с причинением лёгкого вреда здоровью.

Никаких данных, кроме нецензурных личностных характеристик, потерпевший о нём не рассказать не может. Как подавать в этом случае заявление в суд, кого просить привлечь к ответственности?

Мудрый законодатель предвидел данную ситуацию. Заявление подаётся в полицию. Там обязаны возбудить уголовное дело, даже несмотря на то что состав относится к категории частного обвинения.Есть ещё одна важная оговорка.

Дело частного и частно-публичного обвинения может быть возбуждено следователем (дознавателем) и при отсутствии заявления. Это происходит если преступление совершено в отношении лица, которое в силу зависимого или беспомощного состояния либо по иным причинам не может защищать свои права и законные интересы.

Например в случае если потерпевший является инвалидом или зависимым от родственника-преступника ребёнком. Так что можно не переживать — никто не останется безнаказанным.Телеграм канал Анонимный прокурорСиловой Блок Замкадья — агрегатор силовых телеграм каналов

Порядок возбуждения уголовного дела

Возбуждение уголовного дела частного обвинения и частно-публичного обвиненияКак отмечалось выше, уголовные дела о преступлениях частного обвинения возбуждаются не иначе как по заявлению потерпевшего или его законного представителя:При этом уголовные дела в отношении конкретного лица возбуждаются путем подачи потерпевшим или его законным представителем заявления в мировой суд.Однако если данные о лице, совершившем преступление потерпевшему не известны, то мировой судья отказывает в принятии заявления к своему производству и направляет указанное заявление руководителю следственного органа или начальнику органа дознания для решения вопроса о возбуждении уголовного дела, о чем уведомляет лицо, подавшее заявление.На практике граждане, в отношении которых совершены преступления «по горячим следам» обращаются с заявлением не в суд, а в органы полиции.Далее события развиваются следующим образом.

Сотрудник, осуществляющий предварительную проверку заявления, установив, что в действиях лица, в отношении которого оно подано, содержаться признаки состава преступления, передает материал проверки мировому судье судебного участка, на территории которого произошло преступление. Соответственно о принятом решении он должен уведомить заявителя.Читайте также: Постановление о прекращении уголовного дела: примирение сторонЗаявитель, узнав, что дело передано в суд, удовлетворенный принятым решением, ждет вызова в суд. Но его никто никуда не вызывает.

Что произошло?Не соблюден порядок подачи заявления, предусмотренный ст.318 УПК РФ.Заявление о возбуждении уголовного дела частного обвинения, адресованное мировому судье, должно содержать:

  1. данные о потерпевшем, а также о документах, удостоверяющих его личность;
  2. список свидетелей, которых необходимо вызвать в суд;
  3. данные о лице, привлекаемом к уголовной ответственности;
  4. подпись лица, его подавшего.
  5. описание события преступления, места, времени, а также обстоятельств его совершения;
  6. просьбу, адресованную суду, о принятии уголовного дела к производству;
  7. наименование суда, в который оно подается;

Заявление подается в суд с копиями по числу лиц, в отношении которых возбуждается уголовное дело частного обвинения.

При этом заявитель предупреждается об уголовной ответственности за заведомо ложный донос в соответствии со ст. 306 Уголовного кодекса Российской Федерации, о чем в заявлении делается отметка, которая удостоверяется подписью заявителя.Одновременно мировой судья разъясняет заявителю его право на примирение с лицом, в отношении которого подано заявление.С момента принятия судом заявления к своему производству, о чем выносится постановление, лицо, его подавшее, является частным обвинителем.Если поданное заявление не отвечает вышеуказанным требованиям, мировой судья выносит постановление о возвращении заявления лицу, его подавшему.
306 Уголовного кодекса Российской Федерации, о чем в заявлении делается отметка, которая удостоверяется подписью заявителя.Одновременно мировой судья разъясняет заявителю его право на примирение с лицом, в отношении которого подано заявление.С момента принятия судом заявления к своему производству, о чем выносится постановление, лицо, его подавшее, является частным обвинителем.Если поданное заявление не отвечает вышеуказанным требованиям, мировой судья выносит постановление о возвращении заявления лицу, его подавшему.

В постановлении судья предлагает ему привести заявление в соответствие с указанными требованиями и устанавливает для этого срок. В случае неисполнения данного указания мировой судья отказывает в принятии заявления к своему производству и уведомляет об этом лицо, его подавшее.Если в заявлении отсутствуют сведения о лице, привлекаемом к уголовной ответственности (если данные о нем заявителю не известны), мировой судья должен отказать в принятии заявления к своему производству и направить указанное заявление руководителю следственного органа или начальнику органа дознания для решения вопроса о возбуждении уголовного дела.Читайте также: Ходатайство об исключении доказательств

Информация об изменениях:

от 2 декабря 2008 г. N 226-ФЗ в часть 4 статьи 20 настоящего Кодекса внесены изменения 4.

Руководитель следственного органа, следователь, а также с согласия прокурора дознаватель возбуждают уголовное дело о любом преступлении, указанном в и настоящей статьи, и при отсутствии заявления потерпевшего или его законного представителя, если данное преступление совершено в отношении лица, которое в силу зависимого или беспомощного состояния либо по иным причинам не может защищать свои права и законные интересы. К иным причинам относится также случай совершения преступления лицом, данные о котором не известны. 5. Уголовные дела, за исключением уголовных дел, указанных в и настоящей статьи, считаются уголовными делами публичного обвинения.

< глава 3.> Статья 21. >> Содержание

Комментарий к Ст. 147 УПК РФ

1. Комментируемая статья содержательно тесно связана со (см.

ее текст и комментарий к ней); она или отсылает к данной статье, имеющей базовое значение по вопросу о видах уголовного преследования, или воспроизводит смысл ее главных положений. Новыми являются лишь: а) закрепленное в пункте 2 части первой комментируемой статьи положение, из которого явствует, что институты уголовного преследования в частном и частно-публичном порядке не имеют отношения к уголовным делам по обвинению лиц отдельных категорий (депутатов, судей, прокуроров и др.), в отношении которых установлен совершенно особый порядок уголовного судопроизводства (см. текст статей 447 — 452 УПК и комментарий к ним); б) положение части второй комментируемой статьи, определяющей содержание процессуальных действий мирового судьи по поступившему к нему заявлению о нераскрытом преступлении, уголовное преследование за которое может осуществляться в частном порядке (место последнему, скорее всего, в главе 41 УПК, нормы которой регламентируют производство по уголовным делам у мирового судьи).

2. Действующий УПК не содержит правил об особом порядке возбуждения уголовных дел в отношении свидетеля, потерпевшего или эксперта, давших заведомо ложное показание или заключение о лжесвидетельстве (в УПК РСФСР 1960 г. такие правила имелись: согласно части третьей статьи 256 этого Кодекса уголовные дела, о которых идет речь, могли быть возбуждены судом одновременно с постановлением приговора).

Суд в современном уголовном процессе функцией возбуждения уголовного дела не обладает, это прерогатива органов уголовного преследования. Но правило о том, что уголовное дело о лжесвидетельстве и о даче заведомо ложного экспертного заключения может быть возбуждено только на основании судебного приговора по делу, при расследовании и (или) судебном рассмотрении которого это преступление совершено, представляется подлежащим применению и сейчас. Никто, кроме суда, рассмотревшего уголовное дело по существу, не вправе окончательно оценивать судебные доказательства.

Результаты такой оценки приводятся в описательной части приговора. Именно здесь и только здесь место юридически значимым выводам о том, какие показания и какое экспертное заключение достоверны, а какие ложны.

Навигация по записям

Комментарий к Ст. 20 УПК РФ

1. Под уголовным преследованием понимается процессуальная деятельность, осуществляемая стороной обвинения в целях изобличения подозреваемого, обвиняемого в совершении преступления (см.

к ней). 2. Уголовное преследование — самостоятельная процессуальная функция. Ее структура и содержание включают в себя выдвижение обвинения или подозрения в совершении преступления, его обоснование доказательствами, предъявление и изменение обвинения, завершение уголовного дела составлением обвинительного заключения или обвинительного акта, утверждение этих процессуальных актов прокурором и направление уголовного дела в суд, а в суде уголовное преследование осуществляется путем поддержания государственного или частного обвинения, а также путем апелляционного и кассационного обжалования приговора, если сторона обвинения, проиграв процесс на предыдущих стадиях, с ним не согласна и намерена продолжать уголовное преследование в соответствии с ранее занятой позицией.

3. Юридическая сущность уголовного преследования в частном порядке состоит в том, что привлечение виновного к уголовной ответственности инициируется, уголовное дело, которое именуется делом частного обвинения, возбуждается и доказывание виновности в совершении преступления перед судом производится самим потерпевшим от этого преступления, его законным представителем или представителем, словом — частным обвинителем без участия государственных органов, а роль (функция) государства в данном случае сводится к отправлению правосудия. В российском судопроизводстве дела частного обвинения занимают незначительное место и ограничены, во-первых, делами о небольшой тяжести преступлений против здоровья, чести и достоинства личности (пять составов: при отсутствии квалифицирующих признаков, и также при отсутствии квалифицирующих обстоятельств и оскорбление — основной и квалифицированный составы), а во-вторых, двумя обязательными условиями: а) лицо, совершившее вышеуказанное преступление, известно потерпевшему; б) последний же ни в чем не зависим от виновного — ни по работе (службе), ни в семье, ни в быту, ни в корпоративном отношении и т.д. и т.п.; он не находится также в беспомощном состоянии (одинокое малолетство или старость, болезнь, инвалидность, нищета, безграмотность) и не подвержен действию никаких других причин, лишающих его реальной возможности нести процессуальное бремя стороны в судебном состязании и эффективно защищать свои права и интересы.

Словом, пострадавший намерен, способен, готов и в состоянии лично или при помощи законного представителя или (и) представителя, т.е. профессионального юриста-адвоката, изобличить своего обидчика и добиться законного возмездия по суду и возмещения причиненного преступлением вреда. В таких случаях уголовные дела частного обвинения минуют стадию предварительного расследования; все производство по ним от начала до конца осуществляется мировым судьей (см.

— к ним). 4. Если же эти условия отсутствуют, то следователь или дознаватель (последний с согласия прокурора) обязаны принять функцию уголовного преследования на себя и осуществлять ее в полном объеме от имени государства, независимо от волеизъявления и позиции потерпевшего (см. ), на основе принципа публичности, подчиняя свою деятельность по проверке заявления или сообщения о преступлении, возбуждение уголовного дела и его расследование, а также поддержание обвинения в суде правилам уголовного судопроизводства по делам публичного обвинения (см.

, , и , а также комментарий к ним), каковыми они, по существу, и становятся, хотя в тексте закона они иногда именуются делами частного обвинения (см., например, часть вторую статьи 246 УПК). 5. Уголовные дела , , , , о нарушении неприкосновенности жилища, совершенном при отсутствии квалифицирующих обстоятельств (часть первая статьи 139 УК), , , и , именуются делами частно-публичного обвинения. Их особенность заключается в том, что указанные дела (так же, как и дела частного обвинения) возбуждаются не иначе как по жалобе потерпевшего, но прекращению в связи с примирением потерпевшего с обвиняемым не подлежат.

Таким образом, уголовное судопроизводство как обязательная предпосылка уголовного преследования начинается только по воле потерпевшего или его законного представителя, но осуществляется вне зависимости от таковой.

Вместе с тем следователь или дознаватель вправе возбудить любое уголовное дело частно-публичного обвинения и при отсутствии заявления потерпевшего или его законного представителя, если данное преступление совершено в отношении лица, находящегося в зависимом состоянии или по иным причинам неспособного самостоятельно воспользоваться принадлежащими ему правами.

6. Все остальные уголовные дела считаются делами публичного обвинения, а уголовное преследование виновного в преступлении носит публичный характер, т.е. осуществляется органами государства и от имени государства, причем не только и не столько в интересах потерпевшей стороны, сколько в интересах всего общества в целом.

Поэтому движение уголовного дела публичного обвинения позицией сторон не связано. Расследование и судебное рассмотрение таких дел производятся по общим правилам уголовного судопроизводства, без изъятия и особенностей. По всем уголовным делам публичного обвинения обязательно производство предварительного расследования.

Навигация по записям

Частно-публичное обвинение

Норма ст.

2 Конституции РФ ставит государство в положение стража прав и свобод своих граждан, поскольку возлагает на него обязанность признания, соблюдения и защиты прав и свобод человека и гражданина. Преступность — один из наиболее значимых источников угроз для прав и свобод личности, в связи с чем государство, реализуя обозначенную конституционную обязанность, предпринимает комплекс мер, направленных как на предупреждение преступлений, так и на устранение негативных последствий уже совершенных преступных деяний.

Преступление затрагивает права и законные интересы не только отдельной личности — потерпевшего, но и всего общества, ведь опасность, исходящая от совершившего преступное деяние лица, угрожает неограниченному кругу граждан. Интересы общества в целом и каждого из его членов в отдельности воплощаются в публичный интерес, требующий нейтрализации этой опасности, предупреждения совершения преступником нового злодеяния. Уголовное судопроизводство представляет собой инструмент решения этой задачи, позволяющий выяснить все обстоятельства совершенного преступления, установить личность виновного, изобличить его и правильно применить к нему соответствующие уголовно-правовые меры.

Поскольку в случае обнаружения признаков преступления возникновение опасности для общества и всех его граждан презюмируется, деятельность уполномоченных государственных органов в сфере уголовной юстиции носит инициативный, наступательный характер.

В данном положении кроется основание господства в уголовном судопроизводстве принципа публичности, в соответствии с которым прокурор и органы предварительного расследования обязаны по собственной инициативе (по долгу службы, ex officio) осуществлять уголовное преследование, как правило, по каждому ставшему им известным случаю совершения преступления. Потерпевший в силу различных причин может не желать привлечения виновного к уголовной ответственности, однако его мнение при решении вопроса о начале осуществления уголовного преследования, по общему правилу, не учитывается, ведь деятельность правоохранительных органов направлена не только и не столько на защиту нарушенных прав потерпевшего, сколько на обеспечение общественной безопасности.

Публичный интерес, вмещающий в себя интересы неограниченного круга лиц и требующий применения к виновному адекватных уголовно-правовых мер, признается более значимым в сравнении с интересом отдельной личности, возражающей против уголовного преследования. Вместе с тем в некоторых случаях законодатель отдает приоритет личным интересам потерпевшего и, поступаясь публичным интересом, ставит в зависимость от волеизъявления жертвы преступления не только возбуждение уголовного дела (начало уголовного преследования), но даже и прекращение производства по делу.

Подобные привилегии предоставлены потерпевшим по уголовным делам частного и частно-публичного обвинения. Сами термины «частно-публичное обвинение» и «частное обвинение» указывают на участие в обозначаемых ими видах уголовного преследования частных лиц (граждан и организаций, потерпевших от преступления). Уголовные дела частно-публичного обвинения характеризуются тем, что возбуждаются не иначе как по заявлению потерпевшего или его законного представителя и могут быть прекращены за примирением сторон лишь при наличии оснований, предусмотренных ст.

25 УПК. В соответствии с ч. 3 ст. 20 УПК уголовное преследование в частно-публичном порядке осуществляется по уголовным делам о преступлениях, предусмотренных ч. 1 ст. 131, ч. 1 ст. 132, ч. 1 ст.

136, ч. 1 ст. 137, ч. 1 ст. 138, ч.

1 ст. 139, ст. 145, ч. 1 ст. 146, ч. 1 ст. 147 УК. Из положения закона о том, что уголовные дела частно-публичного обвинения возбуждаются не иначе как по заявлению потерпевшего (его законного представителя), вовсе не следует, что потерпевшему (его законному представителю) предоставлено право возбуждения уголовных дел рассматриваемой категории. В действительности субъектами этого права остаются орган дознания, дознаватель и следователь, которые принимают соответствующее решение по результатам предварительной проверки, осуществляемой в порядке, предусмотренном главой 19 УПК.

Но вот вынести решение о возбуждении уголовного дела частно-публичного обвинения орган предварительного расследования вправе только при наличии выраженного в заявлении волеизъявления на то потерпевшего (его законного представителя). Если же основания для возбуждения уголовного дела отсутствуют, орган дознания, дознаватель или следователь обязаны, несмотря на поступившее от потерпевшего (его законного представителя) заявление, вынести постановление об отказе в возбуждении уголовного дела.

Таким образом, смысл установления особенностей возбуждения уголовных дел частно-публичного обвинения состоит в обеспечении потерпевшему (его законному представителю) права на то, чтобы уголовное дело рассматриваемой категории не было возбуждено вопреки его воле. Данное право потерпевшего является одним из проявлений диспозитивности в уголовном судопроизводстве. Чтобы обеспечить реализацию в рамках стадии возбуждения уголовного дела указанного диспозитивного права потерпевшего, законодателю потребовалось усложнить процедуру производства в рассматриваемой стадии, установив особые условия, необходимые для возбуждения уголовных дел частно-публичного обвинения.

Согласно ч. 1 ст. 146 УПК орган дознания, дознаватель или следователь в пределах компетенции, установленной уголовно-процессуальным законом, вправе возбудить уголовное дело только при наличии повода и основания, которые предусмотрены ст. 140 УПК. В ч. 1 ст. 140 УПК к числу поводов для возбуждения уголовного дела отнесены: 1) заявление о преступлении; 2) явка с повинной; 3) сообщение о совершенном или готовящемся преступлении, полученное из иных источников.

Регулируя порядок возбуждения уголовных дел частно-публичного обвинения, законодатель выделил заявление потерпевшего (его законного представителя) в качестве особой разновидности такого повода для возбуждения уголовного дела, как заявление о преступлении (ч. 3 ст. 20, ч. ч. 3 и 4 ст. 147 УПК).

Заметим, что в юридической литературе давно звучат предложения увязать приобретение лицом процессуального статуса потерпевшего с вынесением постановления о возбуждении уголовного дела.

Обратил на это внимание в своем ежегодном докладе и Уполномоченный по правам человека в РФ В.П.

Лукин, по мнению которого, ст. 146 УПК необходимо дополнить положением о том, что пострадавшее от преступления лицо признается потерпевшим одновременно с возбуждением уголовного дела.

Очевидно, что необходимость внесения в УПК предлагаемых дополнений особенно остро ощущается по делам частно-публичного обвинения, ведь, принимая во внимание при решении вопроса о возбуждении уголовного дела выраженное в заявлении волеизъявление определенного лица, орган дознания, дознаватель, следователь тем самым de facto констатируют, что данное лицо пострадало от преступления, т.е.

является потерпевшим (не случайно в законе речь идет о заявлении потерпевшего).

А раз так, то почему для реализации прав потерпевшего в ходе расследования то же самое лицо должно дожидаться, пока орган, ведущий уголовный процесс, вынесет соответствующее постановление?

Итак, если по уголовным делам публичного обвинения безразлично, что послужит поводом для их возбуждения — заявление о преступлении, поступившее от потерпевшего или от очевидца; явка с повинной либо сообщение о совершенном или готовящемся преступлении, полученное из иных источников, то применительно к возбуждению уголовных дел частно-публичного обвинения поводом может служить только заявление о преступлении, причем поданное не кем бы то ни было, но исключительно потерпевшим или его законным представителем. Другими словами, модель возбуждения уголовного дела частно-публичного обвинения построена таким образом, что заявление потерпевшего (его законного представителя) выступает в качестве единственного законного повода принятия данного решения.

Даже наличие оснований, указанных в ч.

2 ст. 140 УПК, при отсутствии указанного повода не позволяет вынести решение о возбуждении уголовного дела. Поэтому законодатель включил в перечень оснований для отказа в возбуждении уголовного дела

«отсутствие заявления потерпевшего, если уголовное дело может быть возбуждено не иначе как по его заявлению, за исключением случаев, предусмотренных частью четвертой статьи 20 настоящего Кодекса»

(п. 5 ч. 1 ст. 24 УПК). В связи с этим уместно привести позицию Я.О.

Мотовиловкера, называвшего заявление потерпевшего предпосылкой уголовного процесса по делам частно-публичного обвинения. При этом под предпосылками уголовного процесса он понимал совокупность условий, предоставляющих возможность определенным путем рассмотреть и разрешить по существу вопросы, составляющие предмет процесса. Другими словами, предпосылки процесса — это условия, при отсутствии которых недопустимым признается процесс в целом, а не его отдельная стадия или отдельное процессуальное действие.

Следовательно, отсутствие предпосылки процесса влечет прекращение дела на любом этапе судебного разбирательства. Как видно, применительно к уголовным делам частно-публичного обвинения законодатель ограничил действие принципа публичности, поставив их возбуждение в зависимость от волеизъявления потерпевшего (его законного представителя).

Возникают вопросы: какими мотивами при этом руководствовался законодатель? на чем основано рассматриваемое диспозитивное право потерпевшего (его законного представителя)? Из смысла ч. 1 ст. 20 УПК следует, что уголовное преследование распадается на осуществляемое в публичном, частно-публичном и частном порядке в зависимости от характера и тяжести совершенного преступления.

Проливает ли данная норма свет на истинные причины, побудившие законодателя предоставить потерпевшему (его законному представителю) диспозитивное право на то, чтобы без его согласия уголовное дело частно-публичного обвинения не было возбуждено? Думается, нет. Очевидно, что преступления, перечисленные в ч.

3 ст. 20 УПК, характеризуются той же степенью общественной опасности, что и сопоставимые с ними по тяжести преступления, уголовное преследование которых осуществляется в публичном порядке. В связи с этим неверно обосновывать выделение преступлений, преследуемых в порядке частно-публичного обвинения, в особую группу тем, что они в большей мере посягают на личные интересы граждан или представляют меньшую опасность для общества.

Все деяния, перечисленные в ч. 3 ст. 20 УПК, — преступления, а значит, они по определению (ч. 1 ст. 14 УК) являются общественно опасными деяниями.

Как отметил Конституционный Суд РФ в Постановлении от 27 июня 2005 г.

N 7-П, введение законом уголовной ответственности за то или иное деяние является свидетельством достижения им такого уровня общественной опасности, при котором для восстановления нарушенных общественных отношений требуется использование государственных сил и средств.

Следовательно, причины введения в уголовный процесс частно-публичного порядка уголовного преследования следует искать в другом. По справедливому замечанию А.Д. Бойкова, примеров противоречий как в нормах уголовного судопроизводства, так и в практическом применении его принципов и институтов немало, и это подтверждает общие социальные закономерности, вынуждающие ранжировать защищаемые ценности с тем, чтобы в конфликтных ситуациях приносить в жертву одни из них ради других, более высоких.

Интерес потерпевшего, который в силу различных причин может не желать начала производства по уголовному делу о совершенном в отношении него преступлении, вступает в противоречие с публичным интересом, направленным на защиту общества от опасности, исходящей от преступника. Вместе с тем в демократическом государстве никакие интересы — будь то публичные или личные — не могут и не должны отстаиваться любой ценой.

Регулируя порядок действий правоприменителя в ситуациях, сопровождающихся конфликтом интересов общества и отдельной личности, законодателю всегда приходится выбирать меньшее из двух зол, сравнивая последствия различных вариантов регламентации процессуальной деятельности. В некоторых случаях возбуждение уголовного преследования вопреки воле потерпевшего может причинить интересам личности столь существенный вред, что такой образ действий ни при каких обстоятельствах не может быть признан оправданным. Как указал Конституционный Суд РФ, законодатель вправе дифференцировать порядок производства по различным категориям уголовных дел, допуская включение в него элементов диспозитивности, которая предполагает учет волеизъявления лица, пострадавшего от преступления, вплоть до придания ему определяющего значения при принятии ряда ключевых процессуальных решений в целях более полного обеспечения прав и свобод человека и гражданина… в том числе для предотвращения нежелательных для лица, пострадавшего от преступления, последствий его участия в уголовном процессе.

Сказанное в первую очередь относится к уголовным делам о половых преступлениях.

В уголовно-процессуальной науке уже давно утвердилось мнение, согласно которому право решать вопрос о возбуждении уголовного дела предоставляется потерпевшим от изнасилования, с тем, чтобы не допустить нежелательной для них огласки события преступления.

Те же причины побудили законодателя установить аналогичный порядок возбуждения уголовных дел о преступлениях, предусмотренных ч.

1 ст. 132 УК (насильственные действия сексуального характера).

Кроме того, во избежание нежелательной огласки обстоятельств частной жизни гражданина законодатель отнес к числу уголовных дел частно-публичного обвинения дела о преступлениях, предусмотренных ч. 1 ст. 137 УК (нарушение неприкосновенности частной жизни). Поэтому первой причиной наделения потерпевшего правом на то, чтобы уголовное дело частно-публичного обвинения не возбуждалось вопреки его воле, следует признать необходимость обеспечения защиты прав и интересов данного лица от возможной в случае возбуждения уголовного дела огласки события преступления, которая может причинить потерпевшему больше вреда, нежели само преступление.

Вместе с тем защита прав потерпевшего — не единственное основание установления частно-публичного порядка уголовного преследования. Вторая причина заключается в том, что преступный характер некоторых деяний невозможно установить без помощи потерпевшего.

В одних случаях это обусловлено латентным характером некоторых преступлений, в других — необходимостью учитывать субъективное отношение потерпевшего к деянию: воспринималось ли оно им как преступление. В частности, обнаружение без активной помощи потерпевших преступлений, предусмотренных ч.

1 ст. 136, ч. 1 ст. 137, ч. 1 ст. 138, ч. 1 ст. 139, ст. 145 УК, для органов публичного уголовного преследования представляет значительные сложности.

Кроме того, установить, например, было ли нарушено конституционное право гражданина на неприкосновенность частной жизни, без учета мнения потерпевшего вообще невозможно. Кстати, это в полной мере относится и к уголовным делам об изнасилованиях и насильственных действиях сексуального характера. Оценка произошедшего события лицом, предположительно являющимся потерпевшим, имеет в подобных случаях решающее значение.

Необходимость учета волеизъявления потерпевших при возбуждении уголовных дел о нарушении авторских и смежных, изобретательских и патентных прав (ч.

1 ст. 146, ч. 1 ст. 147 УК) объясняется тем, что в предмет доказывания по этим делам входят обстоятельства, связанные с созданием произведения литературы, искусства или науки, изобретением или рационализаторским предложением, участием либо неучастием в нем определенных лиц, с их согласием либо несогласием на воспроизведение, распространение или оглашение.

Сведения об этих обстоятельствах являются, прежде всего, достоянием автора и без активной помощи потерпевшего они вряд ли могут быть успешно установлены органами публичного уголовного преследования . Таким образом, введение в процедуру возбуждения уголовных дел частно-публичного обвинения элементов диспозитивности обусловлено в конечном счете тем, что на сегодняшний день не существует публичных механизмов, которые позволяли бы без учета мнения потерпевшего правильно решать вопросы о том: 1) не причинит ли огласка существенный вред правам и интересам жертвы преступления, 2) воспринималось ли деяние потерпевшим как преступление, и т.п. Причины, послужившие основанием включения в процедуру возбуждения уголовных дел частно-публичного обвинения элементов диспозитивности, одновременно объясняют и отсутствие у потерпевшего права распоряжения обвинением (уголовным иском) на последующих этапах процесса: после возбуждения уголовного дела производство по нему ведется в общем порядке (ч.

1 ст. 147 УПК). Обратившись в правоохранительные органы с заявлением, потерпевший (его законный представитель) тем самым подтверждает, что возбуждение уголовного дела не нарушит его прав и интересов, а значит, с этого момента не существует более никаких препятствий для осуществления уголовного преследования в публичном порядке. Как писал Л.Я. Таубер, потерпевший, прежде чем возбудить преследование по делу, касающемуся интимных сторон жизни, должен взвесить, не причинит ли ему огласка больше вреда, чем само преступление. И если он возбудит преследование, то нет уже никаких оснований ставить исход дела в зависимость от воли потерпевшего и обвиняемого.

Понятно, что уголовное преследование должно приобретать публичный характер и в том случае, когда потерпевший в своем заявлении подтвердит, что деяние, противоправность которого невозможно установить без учета его субъективной оценки потерпевшим, является преступлением.

А.М. Ларин справедливо отмечал, что цели института возбуждения уголовного дела, принципы гуманизма и законности уголовного процесса, его этические основы обусловливают необходимость последовательного проведения публичного начала в интересах лиц, неспособных самостоятельно отстаивать свои права и потому нуждающихся в особой заботе и поддержке. Как любой иной принцип организации процессуальной деятельности, диспозитивность имеет ценность лишь тогда, когда позволяет более эффективно (в сравнении с публичным порядком) решать стоящие перед уголовным судопроизводством задачи.

Необходимым условием реализации участниками уголовного процесса своих диспозитивных прав является возможность свободно распоряжаться этими правами.

Вместе с тем на практике вполне может возникнуть ситуация, когда потерпевший в силу различных причин не будет иметь возможности свободно выразить свою волю или принять решение в соответствии со своими действительными интересами (порок воли).

В этом случае диспозитивное построение стадии возбуждения уголовного дела окажется неэффективным, а потому не только не будет способствовать, но, возможно, станет даже препятствием к достижению назначения уголовного процесса. Поэтому законодатель предусматривает публично-правовой механизм защиты прав потерпевшего: следователь, а также с согласия прокурора дознаватель обязаны возбудить уголовное дело о любом из преступлений, указанных в ч.

3 ст. 20 УПК, и при отсутствии заявления потерпевшего (его законного представителя), если данное преступление совершено в отношении лица, которое в силу зависимого или беспомощного состояния либо по иным причинам не может защищать свои права и законные интересы (ч. 4 ст. 20, ч. 4 ст. 147 УПК). Автор статьи: И.С. ДИКАРЕВ

О чем статья УПК?

Люди без юридического образования не знают, что такое уголовное преследование.

Уголовное преследование − это деятельность специализированных органов, направленная на привлечение к ответственности виновного в преступлении.

Уголовное преследование являет собой одну из функций уголовного судопроизводства, которая обладает собственной правовой природой.

Производится данное мероприятие исключительно после того, как в деле появился подозреваемый или обвиняемый. Все действия правоохранителей в процессе преследования направлены на доказывание или опровержение вины конкретного субъекта.

Деятельность, осуществляемая до того, как в деле появился подозреваемый или обвиняемый, не является уголовным преследованием. Кто осуществляет уголовное преследование?

Ответ зависит от стадии разбирательства и вида уголовного обвинения. Как правило, осуществляет данное мероприятие следователь или руководитель следственного органа, прокурор, начальник дознания или дознаватель, частный обвинитель, потерпевший, гражданский истец или его законный представитель.

Понятие и виды уголовного преследования детально отображает статья 20 УПК РФ.

В ней же описывается прядок осуществления уголовного преследования в зависимости от формы обвинения.

Полномочия следователей

Компетенция следователей из российского Следственного комитета по возбуждению уголовных дел публичного обвинения включает полномочия на рассмотрение дел в отношении следующих категорий преступлений:

  1. преступления, указанные в статьях Уголовного кодекса: 105-110.2, части четвертой статьи 111 (часть четвертая), 120, 126, 127 (части вторая и третья), 127.1 (части вторая и третья), 127.2 (части вторая и третья), 131-149, 172.1, 128, 151.2, 170.1, 169, 171.2, 194 (части третья и четвертая), 185-185.6, 199.4, 198, 200.4, 200.5, 205, 201.1, 201, 204.1, 204, 205-205.5, 215.1, 215, 208-212.1, 216, 217.2, 235.1, 227, 237, 238.1, 238, 240.1, 239, 242.2, 242.1, 250, 246-249, 251 (части вторая и третья), 252 (части вторая и третья), 254 (части вторая и третья), 255, 258.1 (части вторая и третья), 263.1, 263, 270, 269, 271.1, 271, 282-282.3, 279, 284.1, 292-293, 285-291.1, 294 (части вторая и третья), 296, 295, 298.1-305, 318, 317, 321, 328, 320, 330.1, 327.2, 332-354.1, 330.2, 356-361;
  2. преступления тяжкой или особо тяжкой степеней, которые были совершены несовершеннолетними или по отношению к несовершеннолетним.
  3. преступления, совершенные лицами, в отношении которых ведется особый процесс производства по статье 447 процессуального кодекса, исключая седьмую часть указанной статьи, а также по преступлениям, связанным с профессиональными обязанностями гражданина;
  4. преступления, которые были совершены лицами, занимающими должности в Следственном комитете, органам службы федеральной безопасности, внешней разведывательной службы, службы Федеральной охраны, органов по внутренним делам, органов и учреждений системы исполнения наказания, органов таможни, военнослужащих, лиц на военных сборах и т. п.;

О возбуждении дела следователь обязан уведомить подозреваемого и заявителя.

Категории дел частно-публичного обвинения.

К делам категории частно-публичного обвинения относятся следующие преступления:

  1. Нарушение изобретательских и патентных прав (ч.

    1 ст. 147 УК РФ).

  2. Нарушение тайны переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных или иных сообщений (ч. 1 ст. 138 УК РФ);
  3. Необоснованный отказ в приёме на работу или необоснованное увольнение беременной женщины или женщины, имеющей детей в возрасте до трёх лет (ч. 1 ст. 145 УК РФ);
  4. Насильственные действия сексуального характера (ч.

    1 ст. 132 УК РФ);

  5. Изнасилование (ч. 1 ст. 131 УК РФ);
  6. Нарушение авторских и смежных прав (ч. 1 ст. 146 УК РФ);
  7. Нарушение неприкосновенности частной жизни (ч.

    1 ст. 137 УК РФ);

  8. Нарушение неприкосновенности жилища (ч. 1 ст. 139 УК РФ);

Также к категории дел частно-публичного обвинения отнесены и иные преступления из категории «Преступления против собственности» (глава 21 УК РФ):

  1. ст. 159.2 — Мошенничество при получении выплат;
  2. ст.

    159.1 — Мошенничество в сфере кредитования;

  3. ст.

    159.5 — Мошенничество в сфере страхования;

  4. ст.

    159.6 — Мошенничество в сфере компьютерной информации;

  5. ст.

    159.4 — Мошенничество в сфере предпринимательской деятельности;

  6. ст. 159.3 — Мошенничество с использованием платёжных карт;
  7. ст. 159 — Мошенничество;
  8. ст.

    160 — Присвоение или растрата;

  9. ст. 165 — Причинение имущественного ущерба путём обмана или злоупотребления доверие.

Но только в случае если они совершены следующими категориями лиц:

  1. членом органа управления коммерческой организации в связи с осуществлением им полномочий по управлению организацией либо в связи с осуществлением коммерческой организацией предпринимательской или иной экономической деятельности
  2. лицом, имеющим статус индивидуального предпринимателя в связи с осуществлением данным лицом предпринимательской деятельности и (или) управлением принадлежащим ему имуществом, используемым в целях предпринимательской деятельности

Однако под категории дел частно-публичного обвинения не попадают случаи, при которых преступлением причинен вред интересам государственного или муниципального унитарного предприятия, государственной корпорации, государственной компании, коммерческой организации с участием в уставном (складочном) капитале (паевом фонде) государства или муниципального образования либо если предметом преступления явилось государственное или муниципальное имущество.

Важной особенность этой категории дел в том, что в соответствии с ч. 3 ст. 20 УПК РФ их возбуждение возможно только по заявлению самого потерпевшего лица или его законного представителя.

Важным отличием от категории дел частного обвинения также является то, что данная категория дел не подлежит прекращению в связи с примирением потерпевшего с обвиняемым. Исключением являются только случаи, предусмотренных ст.

25 УПК РФ в соответствии с которой — суд, а также следователь с согласия руководителя следственного органа или дознаватель с согласия прокурора вправе на основании заявления потерпевшего или его законного представителя прекратить уголовное дело в отношении лица, подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления небольшой (ч. 2 ст. 25 УК РФ) или средней тяжести (ч.

3 ст. 15 УК РФ), в случаях, предусмотренных ст. 76 УК РФ, а именно — преступление совершено впервые, а виновное лицо примирилось с потерпевшим и загладило причиненный ему вред.

По всем остальным признакам процедура возбуждения уголовных дел данной категории сходна с возбуждением дел публичного обвинения. И после того как дело возбуждено производство по нему ведётся в общем порядке (ч. 1 ст. 147 УПК РФ). Однако следователь (а также и дознаватель) с согласия прокурора вправе возбудить уголовное дело по любому из преступлений, относящемуся к категории частно-публичного обвинения и при отсутствии заявления потерпевшего или его законного представителя.

Это происходит в случае если преступление совершено в отношении лица, которое в силу зависимого или беспомощного состояния, а также и по иным причинам не может самостоятельно защищать свои права и законные интересы.

Последние новости по теме статьи

Важно знать!
  • В связи с частыми изменениями в законодательстве информация порой устаревает быстрее, чем мы успеваем ее обновлять на сайте.
  • Все случаи очень индивидуальны и зависят от множества факторов.
  • Знание базовых основ желательно, но не гарантирует решение именно вашей проблемы.

Поэтому, для вас работают бесплатные эксперты-консультанты!

Расскажите о вашей проблеме, и мы поможем ее решить! Задайте вопрос прямо сейчас!

  • Анонимно
  • Профессионально

Задайте вопрос нашему юристу!

Расскажите о вашей проблеме и мы поможем ее решить!

+