Бесплатная горячая линия

8 800 700-88-16
Главная - Жилищное право - Можно ли обратить взыскание на единственное жилье

Можно ли обратить взыскание на единственное жилье

Можно ли обратить взыскание на единственное жилье

Что спровоцировало?

Законопроект начал разрабатываться в 2012 году после решения Конституционного суда от 14 мая 2012 года по жалобе граждан, которые оспорили законность запрета в ГПК РФ обращать взыскание на единственное жилье. Принимая решение, КС согласился с тем, что положение о запрете не должно распространяться на случаи, когда размер жилья должника значительно превышает установленные нормы.

При этом суд решил, что стоимость жилья должника значительна и может погасить долг без ущерба конституционным правам должника, предусмотренным ст. 40 Конституции РФ. Суд обязал внести изменения в законодательство, устранив нарушение баланса интересов должника и взыскателя.

Также в далеком 2007 году Конституционный суд РФ признал не соответствующим Конституции запрет обращать взыскание на земельные участки должника.

Обращение взыскания на единственное жилье — это возможно?

Закон об обращении взыскания на единственное жилье должника так и находится на стадии проекта с 2016 года. Одним словом, законного механизма обращения взыскания на жилье должника до сих пор в стране нет.Еще в 2012 году Конституционный суд (и кстати ранее тоже) обязал законодателя разработать порядок обращения взыскания на единственное жилье, но прошло уже 8 лет и этот вопрос до сих пор не решен (Постановление от 14.05.2012 г.

№ 11-П ).Статья 446 ГПК обеспечивает должнику так называемый иммунитет в отношении единственного жилья (кроме ипотечного), в том числе и при банкротстве должника. Однако существует редкая судебная банкротная практика в Арбитражном суде, когда на единственное жилье обращалось взыскание, если суд приходил к выводу, что должник в нем не проживает, или специально создал видимость «единственности» жилья.Суды общей юрисдикции не обращают взыскание на жилье, даже если оно является дорогим или роскошным, т.к.

повторюсь, не разработан порядок действий, расчета и учета интересов членов семьи должника.Исходя из проекта закона, законодатель предлагает обращать взыскание на жилье должника, если квадратура квартиры составляет свыше 2 социальных норм на каждого члена семьи должника, но не менее 36 кв. м. на человека — квартиру можно забрать.Размер задолженности, для погашения которой и будет происходить по проекту обращение взыскания на жилье, должен быть не менее 200 тыс рублей, а зарплата должника — минимальная, не позволяющая удерживать из нее деньги.Обращение по проекту должно будет происходить по решению судьи, который укажет в судебном акте минимальную сумму денег, подлежащих передаче должнику с целью приобретения другой квартиры.Новое жилье должник обязан будет приобрести в течение трех месяцев.

Если не купит — ему будет выдано муниципальное жилье, а деньги получит администрация.Съехать из квартиры семья должника должна обязана по проекту в течение 14 дней с даты покупки (предоставления администрацией) нового жилья.

Я думаю, что этот проект не будет принят никогда — это просто не работающие нормы.

Во — первых, затрагиваются интересы большого количества людей — должника, его супруги (супруга), несовершеннолетних детей (если они есть), к которым у суда и органов опеки особое отношение, других членов семьи, если они проживают в квартире и даже покупателя квартиры должника — ведь семья должника обязана освободить жилье только после покупки нового.

Кто захочет покупать квартиру на торгах, зная, что квартиранты не скоро съедут? Только если она будет продаваться по цене ниже рыночной.

Но опустить ценник приставу суд не позволит.Минимальная сумма, которую пристав должен будет отдать должнику — составляет по проектуне менее стоимости жилой площади, рассчитанной на основании соц нормы на членов семьи, а также с учетом среднего удельного показателя кадастровой стоимости объектов недвижимости для кадастрового кварталаЕще и кадастровую стоимость придется учитывать судье.Конечно, если речь идет о дорогостоящем жилье — после его продажи деньги останутся, но в основной своей массе должники не имеют шикарных квартир.

И как уж продавать такую обычную квартиру, чтобы соблюсти интересы взыскателя и семьи должника — задача для законодателя.

Обращение взыскания на единственное жилье должника.

Законно ли обходить законодательный запрет?

Обращение взыскания на единственное жилье должника.Написать данную публикацию побудило обсуждение решения суда, .Коротко опишу суть проблемы.Допустим, что должник по исполнительному производству имеет в собственности четырехкомнатную квартиру общей площадью 120 кв.м. и проживает в ней один. На иное имущество данного должника уже обращено взыскание и у него нет ничего, кроме данной квартиры, которая является единственным жилым помещением, в котором проживает должник.Вопрос следующий. Может ли суд по иску взыскателя разделить право собственности на данную квартиру на две доли (1/2 и ½; 1/3 и 2/3; ¼ и ¾ и так далее), т.е.

преобразовать право собственности в общедолевую, а затем разрешить обращение взыскания на одну из долей в целях исполнения решения суда о взыскании денежных сумм с должника? содержит весьма простую для толкования норму, которая гласит следующее:Взыскание по исполнительным документам не может быть обращено на следующее имущество, принадлежащее гражданину-должнику на праве собственности:жилое помещение (его части), если для гражданина-должника и членов его семьи, совместно проживающих в принадлежащем помещении, оно является единственным пригодным для постоянного проживания помещением, за исключением указанного в настоящем абзаце имущества, если оно является предметом ипотеки и на него в соответствии с законодательством об ипотеке может быть обращено взыскание.Никакого двоякого понимания данной нормы не может быть, так как она ясная и не содержит какой-либо скрытого смысла, который может быть выявлен при её толковании.Правильная ли данная норма.

На мой взгляд, конечно же, она позволяет должнику, имеющему, например, в собственности дом площадью 1 000 кв.м., но являющемуся его единственным жильем, продолжать жить в огромном доме, избегая исполнения своих денежных обязательств. Всем понятно, что данная проблема подлежит разрешению, но вопрос кем, судом или законодателем.

В ГПК РФ содержится явно выраженный запрет на обращение взыскания на единственное жилье, каким бы оно не являлось. Обходит ли данный запрет суд, если формально оставляя в собственности должника долю в праве общей собственности на жилое помещение, позволяет обращение взыскание на другую долю?На мой взгляд, здесь суд фактически присваивает себе законотворческую функцию.

Почему я делаю такой вывод? предусматривает следующее:К жилым помещениям относятся:1) жилой дом, часть жилого дома; 2) квартира, часть квартиры; 3) комната.В собственности должника в данном случае имеется единственное жилое помещение в виде жилого дома или квартиры. запрещает обращение взыскание именно на жилое помещение, т.е. в данном случае квартиру или дом.

Она не позволяет преобразовывать право собственности должника на данные объекты в общедолевую. А прекращение права собственности на дом или квартиру является ничем иным, как обращением взыскания.Если и согласиться с тем, что в некоторых случаях будет вполне справедливо и разумно поступать именно так, то кто должен вырабатывать критерии того, какая доля должна быть оставлена в собственности должника и возможно или нет вообще трансформировать право в долевую собственность.

На мой взгляд, даже если в собственности у должника целый дворец, то он должен продаваться с торгов и часть денег от выручки должна передаваться должнику для приобретения им жилого помещения в том населенном пункте, в котором он проживает, с учетом определенных стандартов, но эти стандарты должен установить никак не суд, а законодатель.Давайте представим, что суды будут сами изобретать, как обращать взыскание на единственное жилье.

Получается, как говаривал дедушка Ленин, будет у нас законность и калужская, и владимирская, и московская и так далее. Во Владимире судья скажет, что хватит должнику дом в 2/3, в Москве – 1/3, а где-нибудь в Урюписке скажут, что и ¼ должнику будет вполне достаточно. Если можно сделать из права посмешище, то более удачного примера и не придумать.Да, никто не спорит с тем, что в некоторых случаях существующая редакция допускает вопиющие случаи несправедливости в отношении взыскателя в пользу интересов должника, но она подлежит отмене законодателем, который и должен предусмотреть все критерии и процедуры возможного обращения взыскания на единственное жилое помещение должника.

А суды будут применять то, что решит законодатель. Напомню, что даже в США, там, где суды в определенных областях права, как например деликтное право и т.п., имеют широкие полномочия по формированию права, суды не могут обходить ясные нормы законодательства.Напомню, что проблема уже являлась предметом рассмотрения КС РФ.

Перечислю основные тезисы «По делу о проверке конституционности положения абзаца второго части первой статьи 446 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобами граждан Ф.Х.

Гумеровой и Ю.А. Шикунова». КС РФ в данном случае, понимая все проблемы , не счел возможным признавать её не соответствующей Конституции РФ. Данный суд сказал, что лишь законодатель имеет право определить механизмы обращения взыскания на единственное жилье.Итак, приведу выдержки с комментариями из данного постановления.…право собственности на жилое помещение, являющееся для гражданина и членов его семьи единственным пригодным для постоянного проживания, не может рассматриваться как исключительно экономическое право, поскольку выполняет социально значимую функцию и обеспечивает гражданину реализацию ряда основных прав и свобод, гарантированных Конституцией Российской Федерации.Иначе говоря, КС РФ исходит из того, что единственное жилое помещение не является просто материальным активом, на которое может быть обращено взыскание, а является объектом отличным от экономического актива. Именно поэтому отношение к его взысканию должно быть весьма осторожным и уж точно порядок обращения взыскания на него не может определяться судьями судов общей юрисдикции.Осуществляя соответствующее правовое регулирование с учетом конкретно-исторических условий функционирования российской правовой системы, федеральный законодатель обладает определенной дискрецией в выборе тех или иных мер, направленных на обеспечение добросовестного исполнения гражданами своих гражданско-правовых обязательств и их ответственности, в том числе всем своим имуществом, перед кредиторами.

Однако эти меры в рамках реализации судебной защиты имущественных интересов лиц, связанных отношениями «должник — кредитор», не должны нарушать справедливый баланс между ценностями, выраженными в признании и гарантировании права частной собственности и в общеправовом принципе добросовестного исполнения обязательств, с одной стороны, и правом на жилище — с другой.Соответственно, при установлении механизма исполнительного производства федеральный законодатель — следуя принципам правового социального государства, призванного создавать условия, обеспечивающие достойную жизнь и свободное развитие человека, — правомочен определить пределы обращения взыскания по исполнительным документам на жилые помещения, находящиеся в собственности граждан-должников, с тем чтобы обеспечить их права в жилищной сфере на уровне, позволяющем реализовать естественную потребность в жилище как необходимом средстве жизнеобеспечения. При этом он связан требованием гарантирования гражданину-должнику права на жилище, как оно закреплено статьей 40 Конституции Российской Федерации, а следовательно, обеспечивая удовлетворение имущественных интересов кредитора (взыскателя), должен сохранять само существо данного конституционного права.Из данного отрывка следует, что законодатель, учитывая баланс интересов кредиторов и права на жилище должника, должен найти справедливое законодательное решение.

Подчеркну, что законодательное решение – это выработанное с учетом определенной процедуры коллегиальное решение, а не произвол конкретного судьи, которому может показаться все, что угодно. КС РФ говорит, что не суды правомочны определить данный баланс, а законодатель, который может принять общую норму.

В настоящем деле Конституционный Суд Российской Федерации, обязанный при осуществлении возложенных на него полномочий исходить в том числе из недопустимости осуществления прав и свобод человека и гражданина в нарушение прав и свобод других лиц, с одной стороны, и стабильности правоотношений в интересах их участников — с другой, не может не принимать во внимание, что в условиях, когда вопрос о том, какой размер жилого помещения на данном этапе развития общества может считаться удовлетворяющим требованию обеспечения разумной потребности человека в жилище и, соответственно, на какое жилое помещение, являющееся единственным пригодным для постоянного проживания гражданина-должника и членов его семьи, может быть обращено взыскание по исполнительным документам, федеральным законодателем не решен, признание абзаца второго части первой не соответствующим Конституции Российской Федерации повлекло бы риск неоднозначного и, следовательно, произвольного выбора соответствующих критериев правоприменителем, причем в отношениях, характеризующихся высокой степенью социальной уязвимости людей, и при том что существующие в жилищной сфере нормативы имеют иное целевое назначение и использованы быть не могут.Этим с федерального законодателя не снимается обязанность — исходя из Конституции Российской Федерации и с учетом правовых позиций, изложенных в настоящем Постановлении, — в целях обеспечения конституционного баланса интересов кредитора (взыскателя) и гражданина-должника в исполнительном производстве внести необходимые изменения в гражданское процессуальное законодательство, регулирующее пределы действия имущественного (исполнительского) иммунитета применительно к жилому помещению (его частям), если для гражданина-должника и членов его семьи, совместно проживающих в принадлежащем помещении, оно является единственным пригодным для постоянного проживания, с тем чтобы обеспечить возможность удовлетворения имущественных интересов кредитора (взыскателя) в случае, когда соответствующий объект недвижимости по своим характеристикам явно превышает уровень, достаточный для обеспечения разумной потребности гражданина-должника и членов его семьи в жилище, а также предусмотреть для таких лиц гарантии сохранения жилищных условий, необходимых для нормального существования.Помимо критериев, которые позволяли бы определить жилое помещение как явно превышающее по своим характеристикам указанный уровень (площадь помещения — общая и жилая, его конструктивные особенности, рыночная стоимость и т.д.), федеральный законодатель должен предусмотреть порядок обращения взыскания на него, требующий выявления того, является ли данное помещение единственно пригодным для проживания собственника и членов его семьи, и гарантирующий им возможность удовлетворения разумной потребности в жилище, а также уточнить для целей данного регулирования перечень лиц, подпадающих под понятие

«совместно проживающие с гражданином-должником члены его семьи»

.Итак мы видим, почему КС РФ не решился признать норму неконституционной. КС РФ говорит, что при отсутствии законодательных критериев существует риск неоднозначного и, следовательно, произвольного выбора соответствующих критериев правоприменителем, причем в отношениях, характеризующихся высокой степенью социальной уязвимости людей, и при том, что существующие в жилищной сфере нормативы имеют иное целевое назначение и использованы быть не могут.В нашем регионе судебная практика однозначно отрицательно высказывается относительно неправовых фантазий тех, кто хочет возложить на суд законодательные функции.

Решения об обращении взыскания на долю в праве общей собственности при том, что у должника было полное право собственности на жилое помещение, является попыткой обхода закона. Даже КС РФ высказал понимание того, что правоприменители могут наворотить того, что потом будет не расхлебать.На самом деле, конечно же, судебная практика, которая пытается обойти запрет не является доминирующей.

Приведу пример определения ВС РФ.Сначала скажу о том, что когда ВС РФ передает дело для рассмотрения СКГД, то вероятность, что последует отмена судебных актов близка к 100%. Тем интереснее дело, рассмотренное по кассационной жалобе взыскателей, которым судами нашего региона было отказано в удовлетворении иска, в котором истцы хотели, чтобы взыскание было обращено на долю должника в жилом доме, являющимся его единственным жилым помещением.

Тем интереснее дело, рассмотренное по кассационной жалобе взыскателей, которым судами нашего региона было отказано в удовлетворении иска, в котором истцы хотели, чтобы взыскание было обращено на долю должника в жилом доме, являющимся его единственным жилым помещением. Иначе говоря, ответчик был собственником жилого дома, а истец считал, что право собственности может быть трансформировано в долевую собственность и на одну из долей может быть обращено взыскание. На мой взгляд, дело было передано в СКГД ВС РФ именно для того, чтобы показать, что в данной ситуации нижестоящие суды поступили правильно.

В итоге последовал отказ в удовлетворении кассационной жалобы.Истец обратился с иском к ответчику об обращении взыскания на долю в праве собственности на жилой дом и земельный участок, ссылаясь на то, что вступившими в законную силу решениями Сестрорецкого районного суда г. Санкт-Петербурга от 6 ноября 2013 г. и 3 июня 2014 г. с ответчика в его пользу взыскана задолженность по договорам займа в сумме 9 685 575 руб.

и 21 398 231 руб. соответственно.Поскольку данные судебные решения ответчиком в добровольном порядке не исполнены, в рамках исполнительного производства приняты все возможные исполнительные действия и меры принудительного исполнения, иное имущество, на которое можно обратить взыскание, кроме доли в праве собственности на вышеуказанные объекты недвижимости, у должника отсутствует, а его официальный доход составляет 10 000 руб.

в месяц, истец просил обратить взыскание на 2/3 доли в праве ответчика на указанное имущество путем проведения публичных торгов.Решением Сестрорецкого районного суда г.

Санкт-Петербурга от 26 мая 2016 г. в удовлетворении исковых требований отказано.Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда от 8 сентября 2016 г. решение суда первой инстанции оставлено без изменения. Истец, обосновывая свои требования, ссылался на то, что в качестве критериев разумности и достаточности для удовлетворения потребности в жилье как необходимом средстве жизнеобеспечения надлежит использовать учетную норму площади жилого помещения или норму предоставления жилых помещений по договору социального найма в г.

Истец, обосновывая свои требования, ссылался на то, что в качестве критериев разумности и достаточности для удовлетворения потребности в жилье как необходимом средстве жизнеобеспечения надлежит использовать учетную норму площади жилого помещения или норму предоставления жилых помещений по договору социального найма в г. Санкт-Петербурге, составляющих соответственно 9 и 18 кв.

м на человека (статьи 3, 5 Закона Санкт-Петербурга от 19 июля 2005 г. N 407-65

«О порядке ведения учета граждан в качестве нуждающихся в жилых помещениях и предоставлении жилых помещений по договорам социального найма в Санкт-Петербурге»

).Но именно в том, что законодатель не определил таких критериев для исполнительного иммунитета, и заключается суть невозможности обращения взыскания на единственное жилое помещение должника. Как говорилось выше, КС РФ исходил именно из того, что такие критерии должен устанавливать никто иной, как законодатель.ВС РФ, ссылаясь на уже приведенные мной выше фрагменты постановления КС РФ, пришел к выводу, что существующие в жилищной сфере нормативы имеют иное целевое назначение и не подлежат использованию в качестве ориентиров при применении имущественного (исполнительского) иммунитета в отношении жилого помещения.Таким образом, до изменений любые попытки обойти ее будут являться лишь судебным произволом, а не правом.Подчеркну, что вышесказанное не касается случаев, когда должник, имеющий в собственности несколько жилых помещений спешно и во вред кредиторам продает их, оставляя у себя лишь одно помещение.

В подобных ситуациях, о которых я, возможно, напишу в будущем, на мой взгляд, будет иметь место злоупотреблением правом и возражения должника не будут подлежать защите.

Бесплатный вопрос юристам онлайн

Если Вам трудно сформулировать вопрос — позвоните, юрист Вам поможет: Бесплатно с мобильных и городских Бесплатный многоканальный телефон Если Вам трудно сформулировать вопрос — позвоните по бесплатному многоканальному телефону , юрист Вам поможет Читайте по теме: 28.05.2019 в 12:53 577 просмотров В настоящее время население Российской Федерации является катастрофически закредитованным, так на конец 2018 года, долги россиян по ипотеке достигли по различным оценкам суммы более 7,5 триллионов рублей.

Рейтинг публикации: 0 () Подписаться на уведомления Мобильноеприложение Мы в соц. сетях

© 2000-2020 Юридическая социальная сеть 9111.ru *Ответ на вопрос за 5 минут гарантируется авторам VIP-вопросов.

Москва Комсомольский пр., д. 7 Санкт-Петербург наб. р. Фонтанки, д. 59 Екатеринбург: Нижний Новгород: Ростов-на-Дону: Казань: Челябинск:

Имущественный иммунитет единственного жилого помещения

На основании абз. 1 ч. 1 ст. 446 Гражданского процессуального кодекса взыскание по исполнительным документам не может быть обращено на принадлежащее гражданину-должнику на праве собственности жилое помещение (его части), если для гражданина-должника и членов его семьи, совместно проживающих в принадлежащем помещении, оно является единственным пригодным для постоянного проживания помещением, за исключением указанного в настоящем абзаце имущества, если оно является предметом ипотеки и на него в соответствии с законодательством об ипотеке может быть обращено взыскание.

Таким образом, из буквального толкования вышеизложенной нормы следует, что находящее в собственности помещение должника защищено от взыскания, если:

  1. помещение является жилым по своему назначению и используется в целях, указанных в статье 17 Жилищного кодекса РФ, то есть для проживания граждан, а в некоторых случаях также для осуществления профессиональной деятельности или индивидуальной предпринимательской деятельности проживающими в нем на законных основаниях гражданами. Нежилая недвижимость (коммерческая недвижимость, а также вспомогательные хозяйственные постройки, гаражи и т.п.) не защищены от взыскания;
  2. помещение является единственным, то есть у должника отсутствует возможность пользования иным жилым помещением, принадлежащим ему на праве собственности или по договору социального найма;
  3. помещение пригодно для постоянного проживания: важно, чтобы помещение имело статус жилого не только на бумагах, но и в реальной жизни;
  4. помещение не является предметом ипотеки.

Процедура наложения ареста на единственное жилье

Арест как мера обеспечения может накладываться как минимум дважды: на этапе судебного рассмотрения дела о взыскании задолженности и непосредственно в процессе исполнительного производства.

Если арест квартиры судом, согласно ст. 140 ГПК, был наложен в качестве меры по обеспечению иска, предусмотрен следующий порядок действий:

  • Заинтересованное лицо на этапе рассмотрения вопроса имущественного взыскания в суде вправе подать заявление об обеспечении иска, которое рассматривается без вызова сторон в суд в день его подачи (ст. 141 ГПК). Обосновать требование о применении обеспечительных мер можно крупной суммой задолженности, риском отчуждения имущества со стороны должника и так далее.
  • На основании определения заявителю выдается исполнительный лист, а ответчику направляется копия постановления (ст. 142 ГПК).
  • Суд в тот же день выносит определение, которым удовлетворяет требования истца.
  • Исполнение определения осуществляется по общим правилам процессуального производства. Получив исполнительный лист, истец должен направить его в подразделение ФССП, а приставы на основании этого документа наложат арест на имущество.

Альтернативный вариант – арест на этапе исполнительного производства, наложенный судебным приставом. Важно: арест в этом случае накладывается не для обращения взыскания, а для того, чтобы обеспечить исполнение судебного решения, что следует отобразить в постановлении пристава о наложении ареста.

Конечная цель ареста единственного жилья – не изъять недвижимость, а запретить должнику совершать регистрационные действия в отношении объекта. При этом ответчик продолжает пользоваться своей недвижимостью.

Учитывая сложившуюся практику, процедура осуществляется в следующем порядке:

  • Рассмотрев ходатайство, пристав выносит постановление о наложении ареста на квартиру. В данном случае акт описи и наложения ареста не составляется, так как обращения взыскания не происходит (п. 5 ст. 80 ФЗ № 229).
  • В подразделение ФССП подается исполнительный документ, содержащий имущественное требование, превышающее 3 тыс. рублей.
  • Постановление об аресте направляется приставом в Росреестр, а копии – сторонам исполнительного производства.
  • В заявлении на открытие исполнительного производства, согласно ст. 30 ФЗ № 229 от 02.10.2007, одновременно может содержаться требование о наложении ареста на имущество должника как мера по обеспечению исполнения. Это ходатайство можно подать и после открытия исполнительного производства.

Обращаем внимание, что оба эти ареста могут быть наложены последовательно, хотя для окончательного запрета на отчуждение достаточно одного из них.

Это что же, первым делом будут из квартиры выселять?

Взыскание на единственное жилье будут обращать только в том случае, когда другим способом погасить долг невозможно.

Приставы убедятся, что у должника нет другого имущества и денежных средств, которые можно изъять для погашения долга. При этом у должника маленькая зарплата, из которой нечего вычитать по исполнительному листу.

Почему могут взыскать

Мы внимательно изучили свежую судебную практику и выделили основные критерии, которые чаще всего приводят к лишению единственного жилья иммунитета и реализации его с торгов.Неграмотное отчуждение квартирыЭто важнейший критерий.

Если слетает сделка по отчуждению единственного жилья, шансы на последующее лишение иммунитета чрезвычайно высоки.А как вы помните, в рамках банкротства физического лица могут быть оспорены сделки совершенные им даже за до принятия судом заявления.

Вот мы наглядно показали, что и когда может оказаться в зоне риска.Если сделка по отчуждению квартиры слетает, то дальше у суда включается простая логика: раз человек решил избавиться от единственного жилья, значит не больно-то оно было ему нужно. Значит, ему есть где жить. И вот недвижимость уже включается в конкурсную массу.Пример из практики: в 2018 году Светлана дарит сестре свою единственную квартиру.

А в феврале 2020 г. Светлана уходит в личное банкротство по инициативе кредиторов. В результате сделка дарения оспаривается, возвращенная должнику квартира лишается иммунитета и продается с торгов.Причины:

  1. Светлана вместе с дочерью зарегистрировались в квартире только летом 2020 года, уже в разгар реализации имущества;
  2. раз Светлана подарила сестре квартиру, значит, ей самой есть где жить ? не могла же она сделать такой щедрый подарок, а сама переехать на улицу.
  3. суд установил, что сделка совершалась с целью уклонения от уплаты долга;

Единственный вариант противостоять такому сценарию ?

делать сделку так, чтобы оспорить ее было невозможно. Для этого перестаньте мнить себя богом от юриспруденции и обратитесь к .Место фактического проживанияЧасто основанием для обращения взыскания на единственное жилье служит тот факт, что должник зарегистрирован в другом месте. К примеру, у должника в собственности квартира в Москве, но прописан он у родителей в Новосибирске.В такой ситуации должнику нужно будет доказать суду, что он не проживает по адресу регистрации.

И да, суду все равно на расстояние в 3 389 км. Если должник не сможет предоставить уважительную причину, по которой он прописан не в своей собственной квартире, суд определит место проживания по адресу регистрации и квартире в Москве придется помахать ручкой.Сюда же можно отнести и трудоустройство. Если в период проведения процедуры банкротства должник не трудоустроен, суд может решить, что должнику нет разницы, где жить, а значит, решение будет в пользу места регистрации, а не фактической собственности.Здесь сыграет еще тот факт, что банкротство проходит в регионе регистрации должника.Раз должник может жить по месту регистрации, суд может включить в конкурсную массу единственную недвижку и плевать ему на расстояния и удобства.

При этом, если должник пропишется в «единственном жилье» и начнет в нем жить незадолго до принятия судом заявления о банкротстве, вердикт вряд ли будет другим. Пример Светланы тому подтверждение.Нежелание содержать единственное жильеДаже если должник проживает и прописан в одной и той же квартире, потопить корабль может… коммуналка.

К примеру, если появится подтверждение, что расходы на содержание имущества несет другой человек, суд может расценить это как нежелание содержать жилье. В результате на должнике повиснет клеймо недобросовестного собственника ? в общем, продолжение вы знаете.Пример из практики: Виталий фактически проживал и был прописан в квартире в Москве, в которой он владел ?

доли. При этом у него была ? доли в квартире в Ульяновске. Долгов у Виталия было много, не платил он по ним долго, что логично привело к банкротству. Несмотря на прописку и фактическое проживание в московской квартире, именно эту долю включили в конкурсную массу и выставили на торги.Причины:

  1. коммунальные платежи с 2014 года оплачивал владелец второй половины доли. Раз должник не платил за квартиру, значит, он не особо в ней нуждается;
  2. Виталий не был трудоустроен, а значит, по мнению суда, ему без разницы, где жить: в Москве или в Ульяновске;
  3. Доля в Московской квартире была оценена в 8 417 000 руб., в то время как доля в квартире в Ульяновске ? в 475 000 руб. Получается, после реализации доли в московской квартире можно будет погасить большую часть долга, а значит, это поможет соблюсти баланс интересов между кредиторами и должником.

Оставьте ниже свою электронную почту и мы вышлем вам судебные акты по делам, которые разобрали в этой статье:Левая пропискаВ попытках сохранить жилье, особенно дорогостоящее, должники начинают прописывать в квартиру всех кого ни попадя: родителей, бабушек, сестер, двоюродных теть, сводных братьев.

Короче, не надо так. Суд может расценить это как злоупотребление правом, и, как результат, банкротом-то признают, а долги не спишут. Этот критерий обычно срабатывает в комплекте с другими. К примеру, когда есть 2 квартиры, но себе хочется оставить более дорогую.Проживание в нежилом помещенииЧестно говоря, я не знаю, на что рассчитывают люди, которые пытаются выдать за единственное жилье сарай, офис или магазин.

Но, судя по судебной практике, таких интеллектуалов хватает, и поэтому мы не можем пройти мимо.Пример из практики: семья владела участком, на котором расположились жилой дом и нежилое здание.

Нежилое помещение частично переоборудовали в детскую, где проживал сын должника.

Один из супругов был втянут в процедуру банкротства.
Суд посмотрел на это дело и принял решение включить нежилое здание в конкурсную массу.Причины:

  1. несовершеннолетний ребенок был прописан в жилом доме, а значит, ему было где жить (логично, попробуй пропиши кого-нибудь в сарае).
  2. несмотря на полностью оборудованное помещение, перевод из нежилого в жилое не был задокументирован;

С этой категорией недвижимости вообще все просто.

По закону жилым считается недвижимое имущество, которое отвечает санитарным и техническим правилам и нормам.

Перевод нежилого помещения в жилое производится органом местного самоуправления. Просто поклеить обои и обставить помещение мебелью недостаточно. Нужно еще обратиться в органы администрации, чтобы недвижимость была на бумаге признана жилой.

Если это не было сделано заблаговременно, можно паковать вещи.

Квартира попала под арест

Судебная коллегия по гражданским делам ВС разобрала жалобу должника на действия пристава.

Он арестовал единственную жилплощадь должницы, а та посчитала, что это нарушает ее права. Арестовывать единственное жилье должника приставы могут, поскольку арест не является взысканием. Фото: РИА Новости Ситуация с взысканием долгов сегодня актуальна для многих. Долги надо возвращать. Особенно по решению суда.
Долги надо возвращать. Особенно по решению суда.

На это и существует служба судебных приставов. Но всегда ли их действия правомерны?

Практически все должники знают, что единственное жилье трогать запрещено.

Так ли это на самом деле, и какие действия пристав имеет право совершать с квартирой должника, не нарушая при этом закон? В районном суде Петербурга было вынесено решение по иску против местной жительницы. Она по решению суда обязана была вернуть немалый долг.

Пристав завел исполнительное производство и арестовал земельный участок и часть дачи гражданки. Их продали, и деньги ушли на погашение долга. Но этих средств на все погашение не хватило, и пристав наложил арест на квартиру, где жила должница с ребенком.

Но с арестом квартиры ответчица не согласилась.

Она пошла в другой райсуд с заявлением, в котором оспаривала вынесенное приставом постановление по аресту жилья. В обоснование своего иска гражданка написала, что квартира — единственное место проживания для нее и ее маленького сына, поэтому ее нельзя арестовать. Районный суд с этим заявлением согласился.

В своем решении суд первой инстанции сказал, что согласно статьи 79 Закона об исполнительном производстве взыскание не может быть обращено на принадлежащее должнику на праве собственности имущество, перечень которого установлен в Гражданском процессуальном кодексе. Единственное пригодное для постоянного проживания помещение включено в этот список (статья 446 ГПК.)

«Поскольку на спорную квартиру как на единственное место жительства должника не может быть обращено взыскание, то арест на имущество, на которое не может быть обращено взыскание, не может быть использован как самостоятельная мера принудительного исполнения и не может привести к исполнению решения суда»

, — записано в решении районного суда.

Кредитор и судебный пристав обиделись на такой вердикт и написали жалобу в Санкт-Петербургский городской суд.

В апелляции сказано, что арест квартиры был сделан

«не с целью обращения на него взыскания, а как самостоятельная мера принудительного исполнения, предусмотренная законом об исполнительном производстве»

. Но горсуд не поддержал пристава и кредитора. Апелляция заявила, что их довод

«основан на неверном толковании действующего законодательства»

.

Суд сказал, что предпринятая приставом мера не входит в перечень оснований для наложения ареста. Поэтому

«довод о правомерности наложения ареста с целью принуждения должника к фактическому исполнению требований исполнительного документа не соответствует действующему законодательству»

— записано в апелляционном решении. А еще горсуд сказал, что наложение ареста для обеспечения сохранности имущества в нашем случае лишено юридической значимости, поскольку

«такой арест в настоящем деле не может привести к исполнению решения суда»

.

Кредитор с такой формулировкой также не согласился и пошел дальше и выше — в Верховный суд РФ. А там, прочитав это дело, заявили следующее — акты питерских судов неправильные и подлежат отмене, поскольку их выводы основаны

«на неправильном толковании норм материального права»

. В своем определении Судебная коллегия по гражданским делам указала, что арест в качестве исполнительного действия может быть наложен приставом

«в целях обеспечения исполнения решения суда, содержащего требования об имущественных взысканиях»

(статьи 64 и 80 Закона об исполнительном производстве).

По мнению Верховного суда, несмотря на то что в статье 446 ГПК запрещается обращать взыскание по исполнительным документам на единственное жилье должника, арестовывать такое жилье можно, потому как арест взысканием не является. Это разные действия. По мнению коллегии, суд первой инстанции и апелляция ошибочно поставили знак равенства между запретом на совершение с квартирой регистрационных действий и мерами принудительного исполнения.

В решении Верховного суда сказано, что

«из постановления судебного пристава-исполнителя видно, что оно вынесено в целях обеспечения исполнения решения суда»

.

И суд уточнил, что ограничения права пользования квартирой и обращения на нее взыскания, а именно — изъятия квартиры и ее реализации либо передачи взыскателю, этот арест не предусматривает.

Жить как жила должница в своей квартире может спокойно, но после наложения ареста женщина не сможет распорядиться жильем. То есть продать его, подарить или поменять.

Верховный суд в этом деле использовал постановление Пленума

«О применении судами законодательства при рассмотрении некоторых вопросов, возникающих в ходе исполнительного производства»

(ноябрь 2015 года). В том постановлении сказано, что арест жилого помещения, являющегося единственным для постоянного проживания должника-собственника и его семьи, равно как и установление запрета на распоряжение этим имуществом (в том числе вселение и регистрацию иных лиц), не могут быть признаны незаконными, если эти меры приняты судебным приставом-исполнителем, чтобы должник не мог распорядиться недвижимостью в ущерб интересам взыскателя.

(Дело N 78-КГ15-42) комментарий Иван Соловьев, профессор Академии МВД России: — Задача кредитора — создать такие условия для должника, чтобы тот, желательно, ни на минуту не забывал о том, что он должен. Единственное жилье долгое время оставалось неприступным форпостом для взыскателей и хоть какой-то гарантией для тех, кто не рассчитал свои финансовые возможности или переоценил перспективы. Решение о наложении обременений на него вполне прогнозируемо, так как рост задолженности растет месяц от месяца, а дорогие кредиты остаются пока единственным действенным способом оживить банковскую сферу.

В любом случае не стоит забывать о возможностях новых норм о банкротстве физических лиц.

500 тысяч рублей и три месяца просрочки — вполне можно подумать об этой юридической процедуре, но начинать и вести ее лучше самому, так как кредитор однозначно проведет ее так, как выгодно ему.

Власть Право Административное право Судебная власть Суды общей юрисдикции Верховный суд

Обращение взыскания по долгам на единственное жилье

Ввиду того, что гражданский оборот в РФ с каждым годом становится все более развитым, и все более распространенными становятся различные гражданско-правовые инструменты, в частности, кредиты и займы, все чаще и актуальнее встает вопрос возврата выданных кредитов и займов. Один из самых надежных инструментов кредитора в борьбе с неплательщиком — это возможность обращения взыскания на имущество должника.

При этом существуют, как внесудебные способы (через судебного пристава-исполнителя), так и различные судебные способы (банкротство, обращение взыскания на жилые помещения и т.д.) обращения взыскания на имущество. В данной статье рассматривается вопрос возможности обращения взыскания на жилое помещение, принадлежащее гражданину, которое для него является единственным жильем.

Обращение взыскания на имущество должника состоит из его ареста (описи), изъятия и принудительной реализации имущества. Согласно общему правилу, закрепленному в ст. 46 ФЗ «Об исполнительном производстве», взыскание по исполнительным документам обращается в первую очередь на денежные средства должника в рублях и иностранной валюте и иные ценности, в том числе находящиеся в банках и иных кредитных организациях.

В случае же отсутствия у должника денежных средств, достаточных для удовлетворения требований взыскателя, взыскание обращается на иное принадлежащее должнику имущество (включая долю должника в имуществе, которое находится в общей собственности), за исключением имущества, на которое в соответствии с федеральным законом не может быть обращено взыскание. Таким образом, при исполнении исполнительных документов в отношении граждан взыскание не может быть обращено на имущество, указанное в законе.

Согласно ст. 446 ГПК РФ взыскание по исполнительным документам не может быть обращено на имущество, принадлежащее гражданину на праве собственности, в частности, на жилое помещение (его части), если для должника и членов его семьи, совместно проживающих в этом помещении должника, оно является единственным пригодным для постоянного проживания помещением, за исключением указанного в настоящем абзаце имущества, если оно является предметом ипотеки и на него в соответствии с законодательством об ипотеке может быть обращено взыскание (в ред. ФЗ от 29 декабря 2004 г. N 194-ФЗ). А также не может быть обращено взыскание на земельные участки, на которых расположены объекты, перечисленные в п.

1 ч. 1 ст. 446 ГПК РФ, а также земельные участки, использование которых не связано с осуществлением должником предпринимательской деятельности, за исключением указанного в настоящем абзаце имущества, если оно является предметом ипотеки и на него в соответствии с законодательством об ипотеке может быть обращено взыскание (в ред. ФЗ от 29 декабря 2004 г. N 194-ФЗ). Таким образом, в этом случае закон защищает право должника на жилище.

Т.е. законодатель на сегодняшний день выработал четкую дефиницию в отношении обращения взыскания на жилые помещения: если оно в собственности и является единственным обратить взыскание нельзя, а если является единственным, но при этом является также и предметом ипотеки, то можно. 14 мая 2012 года Конституционный суд РФ вынес Постановление № 11-П, в котором не признал положения ст.

446 ГПК Российской Федерации противоречащими Конституции РФ в силу того, что положения данной статьи направлены на защиту конституционного права на жилище. Кроме того, Конституционный суд РФ подчеркнул, что обращение взыскания на такое жилое помещение (его части) должно осуществляться на основании судебного решения и лишь в том случае, если суд установит, что оно явно превосходит определенные законом нормативы, а доходы гражданина-должника несоразмерны его обязательствам перед кредитором.

Однако, вопреки расхожим толкованиям, данный судебный акт не отменяет положения о невозможности обращения взыскания на единственное жилье: Постановлением Конституционного Суда РФ абз. 2 ч. 1 ст. 446 ГПК РФ признан не противоречащим Конституции РФ, поскольку данное законоположение направлено на защиту конституционного права на жилище не только самого гражданина-должника, но и членов его семьи, а также на обеспечение указанным лицам нормальных условий существования и гарантий их, социально-экономических прав и в конечном счете — на реализацию обязанности государства охранять достоинство личности. Конституционный Суд РФ в своем Определении последовательно указал, что положения ст.

446 ГПК РФ, запрещающие обращать взыскание не на любое принадлежащее должнику жилое помещение, а лишь на то, которое является для него единственным пригодным для проживания, направлены на защиту Конституционного права на жилище не только самого должника, но и членов его семьи, в том числе находящихся на его иждивении несовершеннолетних, престарелых, инвалидов, а также на обеспечение государством достоинства личности, как того требует ст.

21 Конституции РФ, условий нормального существования и гарантий социально-экономических прав в соответствии со ст. 25 Всеобщей декларации прав человека.

Т.е. по сути Конституционный Суд РФ признал, что если с гражданином-должником в его единственном жилье проживают лица, находящиеся на иждивении, например, несовершеннолетние или инвалиды, то обратить взыскание на такое имущество невозможно. Необходимо обратить внимание, что данным Постановлением федеральному законодателю исходя из Конституции РФ, и с учетом правовых позиций, изложенных в нем (Постановлении), в целях обеспечения конституционного баланса интересов кредитора (взыскателя) и гражданина-должника в исполнительном производстве предложено внести необходимые изменения в гражданское процессуальное законодательство, регулирующее пределы действия имущественного (исполнительского) иммунитета применительно к жилому помещению (его частям), если для гражданина-должника и членов его семьи, совместно проживающих в принадлежащем помещении, оно является единственным пригодным для постоянного проживания, установить критерии, которые позволяли бы определить жилое помещение как явно превышающее по своим характеристикам указанный уровень (площадь помещения — общая и жилая, его конструктивные особенности, рыночная стоимость и т.

д.), предусмотреть порядок обращения взыскания на него, а также уточнить перечень лиц, подпадающих под понятие

«совместно проживающие с гражданином-должником члены его семьи»

. Однако данные изменения федеральным законодателем пока не приняты. Указанная позиция подтверждена и судебной практикой: например, Решение Долгопрудненского городского суда Московской области от 28.10.2013 г.

по делу № 2-1154/2013; оставлено без изменения Апелляционным определением Московского областного суда от 09.04.2014 г. Подобная позиция выказывалась Конституционным Судом РФ и раньше: согласно Определению Конституционного Суда РФ от 17.01.2012 г.

№ 14-О-О: законодательная регламентация обращения взыскания по исполнительным документам должна осуществляться на стабильной правовой основе сбалансированного регулирования прав и законных интересов всех участников исполнительного производства с законодательным установлением пределов возможного взыскания, не затрагивающих основное содержание прав должника и одновременно отвечающих интересам защиты прав кредитора (Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 12 июля 2007 года N 10-П). Условия и порядок принудительного исполнения судебных актов закреплены в Федеральном законе «Об исполнительном производстве». Установив в рамках общего порядка обращения взыскания на имущество должника правило, согласно которому при отсутствии или недостаточности у должника денежных средств взыскание обращается на иное имущество, принадлежащее ему на праве собственности, федеральный законодатель предусмотрел исключение из этого правила, в силу которого на определенные виды имущества должника взыскание обращено быть не может (часть 4 статьи 69 Федерального закона «Об исполнительном производстве»).

В соответствии с частью 1 статьи 79 названного Федерального закона перечень имущества должника-гражданина, на которое не может быть обращено взыскание, устанавливается Гражданским процессуальным кодексом Российской Федерации. Статья 446 ГПК Российской Федерации содержит исчерпывающий перечень видов имущества граждан, на которое в системе действующего правового регулирования запрещается обращать взыскание по исполнительным документам в силу целевого назначения данного имущества, его свойств, признаков, характеризующих субъекта, в чьей собственности оно находится. Предоставляя, таким образом, должнику-гражданину имущественный (исполнительский) иммунитет, с тем чтобы — исходя из общего предназначения данного правового института — гарантировать должнику и лицам, находящимся на его иждивении, условия, необходимые для их нормального существования и деятельности, данная статья выступает процессуальной гарантией реализации социально-экономических прав этих лиц (Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 12 июля 2007 года N 10-П).

Конституционный Суд РФ неоднократно рассматривал жалобы на предмет соответствия положений ст. 446 ГПК РФ Конституции РФ. Так, в Определении КС РФ от 04.12.2003 N 456-О

«Об отказе в принятии к рассмотрению запроса Октябрьского районного суда города Ижевска о проверке конституционности абзацев первого и второго пункта 1 статьи 446 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации»

указывалось на то, что законодательный запрет на обращение взыскания по исполнительным документам на единственное пригодное для проживания жилое помещение гражданина и членов его семьи не противоречит положениям Конституции РФ. В Определении указано, что Конституционный Суд РФ не исключает возможности уточнения законодателем такого запрета в рамках уточнения размеров жилой площади, необходимой и достаточной для нормального существования человека.

Указанные новеллы так и не были приняты законодателем, что повлекло за собой целую вереницу поданных жалоб в Конституционный суд (далее по тексту – «КС РФ»).

При этом КС РФ в своих последующих Определениях был последователен (см. Определения от 20.10.2005 N 382-О, от 24.11.2005 N 492-О, от 19.04.2007 N 241-О-О, от 20.11.2008 N 956-О-О, от 01.12.2009 N 1490-О-О, от 22.03.2011 N 313-О-О, от 17.01.2012 N 10-О-О). В сложившейся ситуации КС РФ применил принцип разумной сдержанности, под которым понимается умеренность судей Конституционного Суда РФ при принятии решений, требующих внесения изменений в действующее законодательство (см.

Особое мнение судьи КС РФ Г.А. Гаджиева к Постановлению от 27.03.2012 N 8-П).

Данный принцип связан с сущностным отличием Конституционного Суда РФ от органов законодательной власти, наделенных полномочиями создавать позитивное законодательство. Судья КС РФ Г.А. Гаджиев в указанном Особом мнении противопоставляет принцип конституционной сдержанности «судейскому активизму», допустимому, по его мнению, лишь в кризисных ситуациях.

Руководствуясь этим принципом, Конституционный Суд РФ в рассматриваемом Постановлении признал соответствующим Конституции РФ установление имущественного иммунитета в отношении единственного жилого помещения, принадлежащего должнику-гражданину. При этом, как отмечалось выше, суд не исключил возможности корректировки норм закона в последующем, но на сегодняшний день таких корректировок произведено законодателем не было.

Таким образом, на сегодняшний день ни в одной из указанных в законодательстве процедур не предусмотрена возможность обращения взыскания на жилое помещение должника если: 1. Оно является единственным жильем.

2. Оно не является предметом ипотечных обязательств. И как дополнительную гарантию законодатель установил факт проживания вместе с должником-собственником лиц, находящихся на его иждивении, например, несовершеннолетних, инвалидов и т.

д.

Обращение взыскания на единственное жилье должника-гражданина

Никулинский районный суд города Москвы ответил на вопрос о том, можно ли обращать взыскание на жилое помещение, если оно является единственным жильем гражданина-должника. Ответ: да, даже в том случае, когда предмет обращения взыскания не находится в ипотеке (согласно ГПК, взыскание по общему правилу не может быть обращено на жилое помещение (его части), если для гражданина-должника и членов его семьи, совместно проживающих в принадлежащем помещении, оно является единственным пригодным для постоянного проживания помещением, за исключением случаев, когда такое жилое помещение является предметом ипотеки и на него в соответствии с законодательством об ипотеке может быть обращено взыскание).

Решением Никулинского районного суда г. Москвы от 16.09.2016, а затем и апелляционным определением от 16.12.2016 года по делу № 33-31795/16 было обращено взыскание на ½ долю в праве собственности на квартиру, принадлежащую на праве собственности гражданину-должнику А., посредством продажи доли с публичных торгов. Спорные выводы в подходе, избранном судом по данному делу, не ограничиваются только самим фактом обращения взыскания, поэтому – обо всем по порядку.

Спорный вывод № 1: возможность обращения взыскания на жилое помещение, являющееся единственным для должника-гражданина.

Широкий резонанс в начале этого года получила новость о том, что Минюст уже обсуждает условия, при которых будет признаваться возможность обращения взыскания на единственное жилье. Соответствующий проект закона о внесении изменений в ‎Российской Федерации, Российской Федерации и Федеральный закон «Об исполнительном производстве» подготовлен.

В частности, по проекту предполагается, что обратить взыскание можно будет на жилье, размер которого превышает двукратную норму предоставления жилплощади на должника и проживающих с ним членов семьи и только если: (i) у гражданина-должника нет денег и иного имущества, достаточных для удовлетворения требований взыскателя; (ii) зарплата и иные доходы должника несоразмерны его обязательствам в исполнительном производстве; (iii) нет явной несоразмерности между стоимостью единственного жилья и размером требований в исполнительном производстве (см., например http://regulation.gov.ru/projects#npa=59339).Основной для такой законодательной инициативы является Конституционного Суда Российской Федерации от 14 мая 2012 г.

№ 11-П «По делу о проверке конституционности положения абзаца второго части первой Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобами граждан Ф.Х.

Гумеровой и Ю.А. Шикунова». Это же постановление положено и в основу рассматриваемого судебного прецедента. Но одно дело – законодательная инициатива, совсем другое – «судебное творчество».В решении Никулинского суда мотивировку судья полностью позаимствовал из № 11-П.

Основным аргументом стало то, что в соответствии с № 11-П

«имущественный (исполнительский) иммунитет в отношении принадлежащего гражданину-должнику на праве собственности жилого помещения (его частей) должен распространяться на жилое помещение, которое по своим объективным характеристикам (площадь помещения -общая и жилая, его конструктивные особенности, рыночная стоимость и т.д.) является разумно достаточными для удовлетворения конституционно значимой потребности в жилище как необходимом средстве жизнеобеспечения»

.При этом суд почему-то не учел, что КС РФ в названном постановлении «воздержался» от признания ГПК неконституционным, отметив однако, что этим с федерального законодателя не снимается обязанность — исходя из и с учетом правовых позиций, изложенных в постановлении, — в целях обеспечения конституционного баланса интересов кредитора (взыскателя) и гражданина-должника в исполнительном производстве внести необходимые изменения в гражданское процессуальное законодательство, регулирующее пределы действия имущественного (исполнительского) иммунитета применительно к жилому помещению (его частям). Другими словами, КС РФ указал на то, что изменения в подходе к обращению взыскания на жилое помещение, являющееся единственным для должника-гражданина, необходимы, но, с учетом большой социальной значимости вопроса, должны осуществляться на уровне федерального законодательства, взвешено и осторожно.Суд же в нашем случае расценил иначе и применил сделанные КС РФ выводы непосредственно к рассматриваемым отношениям, используя к тому же собственный творческий подход. Надо отметить, что с 29.12.2016 года в Федерального конституционного закона от 21.07.1994 № 1-ФКЗ «О Конституционном Суде Российской Федерации» внесены изменения, прямо обязывающие суды, в частности, «… применять нормативный акт или отдельные его положения в истолковании, расходящемся с данным Конституционным Судом Российской Федерации в этом постановлении истолкованием».

Но, во-первых, данные изменения еще не вступили в силу на дату рассматриваемого решения суда, во-вторых, КС РФ в любом случае прямо указал в № 11-П на необходимость нормативного изменения положений ГПК РФ.Таким образом, обращать взыскание на жилое помещение, являющееся единственным жильем должника, используя при этом только толкование данное КС РФ в № 11-П, конечно, неправильно.Спорный вывод № 2: обращение взыскания на ½ долю в праве собственности на квартиру.Исходя из рассматриваемых решения суда и апелляционного определения, единственным собственником жилого помещения являлся сам должник, указанное имущество не находилось в общей долевой собственности.

Такого объекта права, как ½ доля в праве собственности на квартиру вообще не существовало. Объектом права собственности должника являлось само жилое помещение.

Как и почему суд решил, что можно обращать взыскание на ½ долю в праве остается непонятным. Спорный вывод № 3: определение нормы жилой площади, исходя из учетной нормы (нормы нуждаемости), а не нормы предоставления. Известно ведь, что в жилищном праве выделяются две категории норм площади жилого помещения: учетная норма и норма предоставления.

Первая представляет собой минимальный размер площади жилого помещения, исходя из которого определяется уровень обеспеченности граждан общей площадью жилого помещения в целях их принятия на жилищный учет ( г.

Москвы от 14.06.2006 N 29

«Об обеспечении права жителей города Москвы на жилые помещения»

. То есть данная норма релевантна при решении вопроса о нуждаемости гражданина в улучшении жилищных условий и постановки его в очередь на такое улучшение. Определять жилую площадь, которая подлежит сохранению за собственником жилого помещения и проживающих с ним лицами исходя из учетной нормы (что и сделал суд) значит не обеспечивать их разумно понимаемое социально значимое право на жилище, а грубо нарушать его, превращая указанных лиц в нуждающихся, по мнению государства, в предоставлении им большей жилой площади.

Будем надеется, что данное решение не устоит в вышестоящих судебных инстанциях.

Обращение взыскания на единственное жилье

Анонсы 6 июля 2020 Об актуальных изменениях в КС узнаете, став участником программы, разработанной совместно с ЗАО «Сбербанк-АСТ».

Слушателям, успешно освоившим программу выдаются удостоверения установленного образца. 21 июля 2020 Программа разработана совместно с ЗАО «Сбербанк-АСТ». Слушателям, успешно освоившим программу, выдаются удостоверения установленного образца.

18 апреля 2014

На практике существуют ситуации, когда у должника-физического лица (индивидуального предпринимателя) нет имущества.

Нет имущества, достаточного для погашения требований кредиторов. Кроме единственного жилья. Однако предусматривает невозможность обращения на такое жилье.На этом обсуждение вопроса можно было бы прекратить.

Кредитор оказывается с неудовлетворенными полностью требованиями и вынужден довольствоваться малым или вообще ничем.

Однако в практике арбитражных судов и судов общей юрисдикции есть случаи и способ толкования правовых норм, приводящих к возможности обращения взыскания на единственное жилье.Все случаи предлагаю условно разделить на две группы. В первой – единственное жилье является предметом ипотеки по нецелевому кредиту (займу); во второй – единственное жилье не было передано в залог. Именно о первой группе пойдет речь.Однако прежде чем делиться существующей практикой, напомним, что в КС РФ от 14 мая 2012 г.

№ 11-П разъяснено, что по-прежнему существует имущественный (исполнительский) иммунитет в отношении единственного помещения.

Но формальное, недифференцированное его применение не соответствует тому балансу прав кредитора и должника в существующих общественных отношениях. Существующие изъятия в иммунитете установлены Федеральным законом от 16 июля 1998 г.

№ 102-ФЗ «» (далее – закон об ипотеке).По моему мнению, до недавнего времени повсеместно действовал подход, согласно которому обращение взыскания на единственное жилье, являющееся предметом ипотеки, было возможно только в случае целевого кредита (займа). Подобный подход основывался на толковании специальной нормы, содержащейся в .Между тем, в СК по гражданским делам ВС РФ от 29 мая 2012 г.

№ 80-В12-2 был истолкован в совокупности с и этого же закона. И был сделан вывод о том, что

«обращение взыскания на заложенную квартиру возможно как в случае, когда такая квартира заложена по договору об ипотеке (независимо от того на какие цели предоставлен заем (кредит)), так и по ипотеке в силу закона; наличие у гражданина-должника жилого помещения, являющегося единственным пригодным для постоянного проживания помещением для него и членов его семьи, совместно проживающих в принадлежащем помещении, не является препятствием для обращения на него взыскания, если соответствующее жилое помещение является предметом ипотеки (договорной или законной)»

. Указанные выводы содержатся и в более поздних судебных актах ВС РФ, например, в ВС РФ от 6 августа 2013 г.

№ 24-КГ13-4.Подобные выводы могут привести к тому, что в случае, если жилое помещение является предметом ипотеки (без разницы какой и в обеспечение какого обязательства), то обратить взыскание на единственное жилье становится возможно.

Следовательно, обращение взыскание, переход права собственности от должника на новое лицо, прекращение права пользования жилым помещением приводит к такому пониманию баланса интересов кредитора и должника, когда в выигрыше все же остается первый.

Должник же остается без жилья и на улице.Можно было бы сказать, что вышеуказанное определение является лишь единичным случаем. Либо, что понимание выводов, изложенных в данной статье, неверное.

Возможно и такое. Однако я вижу подтверждение изложенному и в других делах, о чем уже сообщил ранее, и не только в практике судов общей юрисдикции.Помимо изложенного, этот же подход был обнаружен в Постановлении Президиума ВАС РФ от 26 ноября 2013 г. по делу № А65-15362/2009-СГ4-39, когда суд прямо указал, что из и , следует, что «залогодержатель вправе обратить взыскание на квартиру, заложенную по договору об ипотеке, для удовлетворения за счет этой квартиры требований, вызванных неисполнением или ненадлежащим исполнением обеспеченного ипотекой обязательства, причем независимо от того, на какие цели предоставлен заем (кредит); сам по себе факт наличия у гражданина-должника жилого помещения, являющегося для него и членов его семьи единственным пригодным для постоянного проживания, не препятствует обращению взыскания на него, если оно обременено ипотекой. регулирует лишь особенности прекращения права пользования жилым домом или квартирой при обращении залогодержателем взыскания на них в ситуации, когда дом или квартира были заложены по договору об ипотеке либо по ипотеке в силу закона в обеспечение возврата кредита или целевого займа, предоставленных банком или иной кредитной организацией либо другим юридическим лицом на приобретение или строительство таких или иных жилого дома или квартиры, их капитальный ремонт или иное неотделимое улучшение.

Выводы судов о том, что положения указанного пункта устанавливают исполнительский иммунитет в отношении единственного пригодного для постоянного проживания помещения, переданного в ипотеку, ошибочны».Ловкость рук и никакого мошенничества, наверное, так можно было бы подумать?

Тем не менее, толкование правовых норм, допускающих изъятия в иммунитете и обращение взыскания на единственное жилье возможно. Хотя, напомним, что в КС РФ от 14 мая 2012 г. № 11-П о таком варианте толкования мы ничего не нашли.На мой взгляд, такое толкование , , является спорным.

Особо в контексте разъяснений КС РФ. Тем более, что суды признают ничтожность договора залога единственного жилья, заключенного в обеспечение обязательств по нецелевому кредиту, займу.

А значит, все-таки презюмируется приоритет конституционных прав должника и императивность . Однако на практике можно все может оказаться иначе, если суд не увидит различий в рассматриваемых делах и схожесть обстоятельств дела приведет к однозначному применению невыгодного для должника толкования.Каждому участнику гражданского или арбитражного процесса стоит быть активными. Активными в нападении и защите.

Теги: , , © ООО «НПП «ГАРАНТ-СЕРВИС», 2020.

Система ГАРАНТ выпускается с 1990 года. Компания «Гарант» и ее партнеры являются участниками Российской ассоциации правовой информации ГАРАНТ. Все права на материалы сайта ГАРАНТ.РУ принадлежат ООО «НПП «ГАРАНТ-СЕРВИС».

Полное или частичное воспроизведение материалов возможно только по письменному разрешению правообладателя. Портал ГАРАНТ.РУ зарегистрирован в качестве сетевого издания Федеральной службой по надзору в сфере связи,информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзором), Эл № ФС77-58365 от 18 июня 2014 года.

ООО «НПП «ГАРАНТ-СЕРВИС», 119234, г.

Москва, ул. Ленинские горы, д.

1, стр. 77, . 8-800-200-88-88 (бесплатный междугородный звонок) Редакция: +7 (495) 647-62-38 (доб.

Последние новости по теме статьи

Важно знать!
  • В связи с частыми изменениями в законодательстве информация порой устаревает быстрее, чем мы успеваем ее обновлять на сайте.
  • Все случаи очень индивидуальны и зависят от множества факторов.
  • Знание базовых основ желательно, но не гарантирует решение именно вашей проблемы.

Поэтому, для вас работают бесплатные эксперты-консультанты!

Расскажите о вашей проблеме, и мы поможем ее решить! Задайте вопрос прямо сейчас!

  • Анонимно
  • Профессионально

Задайте вопрос нашему юристу!

Расскажите о вашей проблеме и мы поможем ее решить!

+